fuguebach (fuguebach) wrote,
fuguebach
fuguebach

Космическая Одиссея 2201 года



- 83 -


Через полчаса Джонс снова связался с "Космическим миротворцем".
- Николаев, слушай. Мы отдадим тебе корабль. Как ты хочешь его получить?
- Элементарно, Джонс. Садимся на станцию...
- Станция не разрешает тебе посадку... Не доверяет.  Сядем только мы. Разгрузимся, я отпущу людей...
- Нет. Или вместе или никто. Делаем так: ты швартуешься у нашего борта как будто на станцию. И мы вместе тандемом летим к Земле.
- Но с одним условием: заложники все-таки будут у нас.
- Если тебе от этого станет легче. Но получишь их только, когда увижу, что вы крепко прицеплены.
- Да... еще одна вещь. Ты обещаешь всех отпустить, когда мы будем на Земле?
Лицо Николаева просияло. Он широко улыбнулся:
- Ну конечно! Обещаю, и даже клянусь!


Джонс отключил связь. Все слушали этот разговор и продолжали стоять в молчании: Мэри, Майк и Лорри, Джон и Эми, Веики с Биллом, девушки-военные, инженеры с Земли... Штурман оглядел всех:
- А теперь Билл, пришло время, доставай свой забытый проект.



Два звездолета стояли на расстоянии нескольких десятков метров друг от друга. Затем один из них выдвинул металлические лапы и крепко охватил другой. Замки защелкнулись. От одного шлюза к другому протянулся коридор - гармошка.
- Ну что, Мухаммед Джонс, готов к вылету?
- Да, где заложники?
- Сейчас придут...Поговорим пока.
- О чем мне с тобой говорить?
- О жизни. Хочу тебя убедить вернуться.  Посмотри вокруг.  Мы непобедимы.
- Просто подлые. Все привыкают к доверию. А вы с улыбкой воткнете нож в спину лучшему другу.
Николаев скривился.
- Э, брось! Что такое подлость?  Честным надо быть только по отношению к Нему, а с неверными - все средства хороши, особенно для великой цели умиротворения.
- И что дальше? Захватили все, умиротворили... Вы как раковая опухоль.  Живет, пока пожирает все живое вокруг, а как сожрет - и сама подыхает.
- Глуп ты пока, Джонс, и молод. Не умеешь ценить радость привилегий. Ну ничего, мы с тобой еще обсудим этот вопрос. Вон твои балбесы идут. А с ними я послал инженера, Трамбле. Он проследит, чтобы ты чего не напутал. Только ты его по голове больше не бей.


- Прости, Джерри. Не отдал я тебе мешочек с землей. Не вышло встретиться. Передавай от нас привет Гее, и - не сдавайтесь!
- Успеха, Хамми! И всем вам, ребята!


- Ты уж извини, Ибрагим, что я тебя тогда...
Трамбле потер шишку на затылке.
- Ладно хоть не убил.. Ну давай устанавливать режим синхронности.
- А я уже поставил. Вот смотри: как только я нажимаю на пуск - включается автоматическая программа. Оба звездолета синхронно набирают скорость, в нужный момент синхронно включается подпространственный генератор. А мы все в это время будем лежать в амотризационных саркофагах.
- Хороший ты штурман, Мухаммед...
- А то... Теперь давай синхронизируй с "Миротворцем".


- Ну все, Трамбле. Теперь отправляйся в амортизатор, а я - как только запущу программу.
- Николаев велел мне запустить.
- Нельзя, это работа штурмана. Вдруг что-то не сработает? Я же отвечаю сейчас за два корабля. Давай я с ним свяжусь.
- Николаев? Что за ерунду ты придумал? Стартовать должен штурман, мало ли что? Вели всем отправиться в амортизаторы.
- Ясно. Ну что ж. Хорошего тебе полета, Джонс.
- И тебе хорошего полета, Николаев. И мягкой посадки.



Джонс подождал, пока загорелись все зеленые огоньки на его корабле, и все - на "Космическом Миротворце".
Потом не спеша отключил программу синхронного запуска.
Ввел новую программу.
Откинулся в кресле, пристегнулся.
Затем нажал кнопку пуска.
Колоссальный взрыв и яркая вспышка ослепили наблюдателей на станции.
Когда все стихло, во все стороны, кружась, разлетались обломки "Космического миротворца".


Эпилог

Черное бездонное небо полное незнакомых созвездий.
До земли сотни световых лет.
Внезапно пустоту пронизывают яркие вспышки.
Они переливаются как елочные гирлянды.
На их месте начинают вырисовываться контуры сначала прозрачные, потом все более осязаемые, космического корабля. Наконец корабль полностью материализуется.
Джонс пришел в себя.
Увидел голубенькую звездочку впереди.
Это была та самая планета, которую когда-то открыл Билл.
Он запустил двигатели, звездолет начал движение к новому дому.
Постепенно все обитатели корабля собрались в рубке.
Джонс показал на экран:
- Вот она, планета Билла.
- Не только моя, Хамми! Это теперь наша планета. И у нас там будет все совсем по-другому! По-честному. Правда, Веики?
Веики кивнула. Билл заметил перепуганного Трамбле:
- Э, парень, и тебе тоже будет здесь лучше, уж поверь.


Джонс как завороженый смотрел на приближающуюся голубую планету.
Он почувствовал, как сзади подошла Мэри.
Обняла:
- Мы избавились от них, ты спас нас, Хамми. Это теперь наш дом. И никто больше не помешает нашему счастью.
- Да, - добавил Билл, - Эх... Лизка уже соскучилась по свежей травке.
- Мы все соскучились, - улыбнулся штурман Джонс, - но я не так спокоен. Если они пришли на Гею, кто поручится, что они и сюда не придут? И что мы тогда будем делать?
- Ну что ж... - Мэри задумчиво взяла его за руку, - тогда мы поищем другую Вселенную.

Tags: Космическая Одиссея
Subscribe

  • (no subject)

    Шесть часов страдали люди Слезы лили, били в груди Цукерберг услышал стук И вернул людЯм «фэйсбук»

  • Поэтическое

    Коту колоться не придется Кота и так пускают в дом Как никогда сильны мы брюхом Спят усталые игрушки, Байден спит Нас Родина вскормила грудью А…

  • Le Magnifique

    Только неделю назад неумолимо потянуло посмотреть фильм Великолепный с Бельмондо. Какой же он был magnifique!

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • (no subject)

    Шесть часов страдали люди Слезы лили, били в груди Цукерберг услышал стук И вернул людЯм «фэйсбук»

  • Поэтическое

    Коту колоться не придется Кота и так пускают в дом Как никогда сильны мы брюхом Спят усталые игрушки, Байден спит Нас Родина вскормила грудью А…

  • Le Magnifique

    Только неделю назад неумолимо потянуло посмотреть фильм Великолепный с Бельмондо. Какой же он был magnifique!