fuguebach (fuguebach) wrote,
fuguebach
fuguebach

Космическая одиссея 2201. Глава X. Сибирь (2)

сибирь

- Джон, а ты говорил, совсем китайского не знаешь...
- Да я почти и не знаю, на ходу учусь.
Димон почесал затылок.
- М-да... А мы-то совсем никак. Как договариваться о выкупе? Может он по-сибирски кумекает?
- Спрошу...
Каббот с китайцем замяукали. Джон показывал на Димона со Славиком, на запад.
- Говорит, сам он не знает... Но в городе есть кто умеет... Погоди-ка... Говорит, у них свои сибиряки есть, выходит, они не всех убивают, только лазутчиков, ну вроде нас, а тех, кто отцам служить согласились - тех не трогают.
- Ну-ка, ну-ка... и как же они отцам служат?
Джон снова спросил что-то у пленника. Тот демонстративно поднял глаза к небу.
- Что, опять военная тайна? А ну-ка, я его сам спрошу...
Димон перелез со своего дивана и сел рядом с китайцем, широко улыбнулся... У пленника глаза забегали... Димон схватил его за волосы, приблизился вплотную и рявнул:
- А ну, морда, говори, а то кишки выпущу...
Майк не выдержал: "Димон, нельзя так пленного!", но Джонс остановил его...
Китаец, дрожа, быстро заговорил...
- Просит отпустить, говорит, он хороший, будет нас слушаться, только не бей...
- Скажет, где сибиряки служат?
Китаец закивал, залопотал...
- Они сюда возвращаются под видом охотников, информацию собирают... У них знак есть, по которому узнают друг друга... Он знает.
- Вот и хорошо, значит есть через кого передать, что товарчик у нас... ты ему скажи, что будет у нас сидеть, пока такому лазутчику не передаст... А там уж пущай присылают шишку какого-нибудь, договариваться о деле будем...
Джонс улыбнулся:
- Будешь ты, Димон, когда-нибудь паханом всей Сибири.

Трындинский пахан всполошился.
С окраины деревни неслись крики и шум. Все вскочили. На поляну выкатил заляпанный грязью паробег. Из него вывалился дрожащий от страха мужичок, повалился на землю перед зубодробинским паханом:
- Батюшка, Ваше Превосходительство, Самый Крутой! Не казни!
- Что? Что случилось? Говори, ты, хмырь долбаный!
- Налетели демоны с неба, я охранял корабль доблестно, но они огнем по нему вдарили... Как загремело, куски полетели во все стороны...
Джонс так и сел на землю. Все, теперь отсюда не выбраться... А Мэри? Увидит ли он когда-либо ее снова?
- Взорвали? Ну и пес с ним. Морока одна. Все остальное-то цело? Амбары? Склад мой? Баня? Ну и славно... Ладно, прощаю тебя, Федот, даже хвалю... А ты че, шпиён, расстроился? Дам я тебе твою дощечку мигучую, поговоришь снова со своей кралей...
Джонс вздохнул.
Осталась только на китайцев надежда.

Девки уже разлили по кружкам первача, вывалили в огромное блюдо чан вареной картошки, для дорогих гостей выложили запасы квашеной капусты и сопливых маринованных опят. Гости тоже прибыли не с пустыми руками: задрыкинский пахан привез огромный шмоток копченого окорока, а забылдыгинский - особые, только в его паханстве производимые сахаренья и варенья а также уникальную настойку из коры секретного дерева, особую настойку, от которой глаза лезли на лоб и начинали бешено вращаться, а выпившего сего бальзама окружали духи давно умерших, давали полезные советы или ругали за никчемность.
Зубодробинский пахан привез салат-финикрет, рецепт которого передавался в его роду из поколения в поколение с глубины веков, и который прославил его паханство по всей необъятной Сибири. А Криводановский пахан совсем чудную вещь притащил - огромную заливную рыбину, которые, оказывается, еще водились в некоторых маленьких притоках Оби.
В Сибири уже начинались холода, обычная для этого края промозглая и серая ранняя осень, в избе топили печь, отчего в горнице запотели окна, а паханы и их шестерки (по двое на каждого пахана, как этого требовал церемониал) скинули куртки.
Председательствующий Пахан Трындинский величественно поднялся, и старший шестерка тут же вручил ему полную кружку.

- Слухайте, братаны паханы!
Злой басурман подлючий
Змей-бармалей летучий
Послал на наш род могучий
И сетью своей паучьей
Нас вяжет и тянет ручи
Но мы ведь народ гремучий
Не страшен нам гад ползучий
Ни демонский гад из тучи...

Традиционная речь Пахана-Головы для собрания, полная эпической удали, в то же время верно, хотя и несколько занудливо описывая ситуацию, писалась знающими традицию шестерками-секретарями, согласно обычаю выслушивалась собранием стоя с полными кружками в руках... Цветистую поэзию уже мало кто понимал, включая и самого Голову, но традиция уважалась... Поэтому все старательно слушали Трындинского, стараясь открыто не зевать, и с вожделением принюхивались к сладкому первачку в кружке...

Наконец, Трындинский Пахан выкрикнул последнее:

- ...и сгинут злыдни-бусурманы!

После чего залпом выпил кружку, крякнул, прожевал протянутый шестеркой маринованный гриб и уселся на председательское место...
В горнице забулькали и зачавкали.


В оконцах уже показалось вечернее холодное солнце, осветило столы пирующих, объедки, кости. Шестерки, не самые крутые, заносили полные кувшины первача (девки на собрания Крутых Паханов не допускались), раскрасневшиеся паханы уже стали забывать о цели визита, а заречные гости все не прибывали.
Майк услышал свистки паробега и шум неизвестного двигателя во дворе... Сделав знак старшим шестеркам - "дедам", не пившим и зорко следившим за происходящим, он вышел во двор...
Во дворе царила суета. Два экипажа, один - паробег Джонса, другой - непонятная низкая машина без котла на дутых баллонах, стояли, остывали, потрескивая. Одни шестерки протягивали от непонятного экипажа красный половик к сеням, другие приволокли красномордую девку с хлебом-солью, девка растрепанная, с мокрыми волосами...
"Из бани вытащили, для паханов драилась", - подумал Майкл.
Из паробега вышли Хамми и Джон, пожали руку Майклу, Василий гасил пары.
- Уa... тяжело это было...
- А где Славик с Димоном?
- А там остались... вроде как для укрепления контактов. Я так думаю, в заложниках, вместо этого типа. Ну скоро он уже вылезет? Они сами вызвались, я не заставлял...
Дверь в повозке открылась, оттуда вышел лощеный молодой человек в черном длинном пальто. Девка было дернулась вручить ему хлеб, но в это время открылась дверь с другой стороны машины, оттуда вышел еще один точно такой же молодой человек, видимо шофер. Оба они открыли задние двери, оттуда вышли еще двое. Один с черной папкой, другой без всего, но с красными нашивками и постарше на вид.
- Вон он, китайский пахан, - безошибочно определил шестерка и пихнул девку с хлебом. Та натянула фальшивую улыбку и бросилась навстречу послу. Тот с недоумением поглядел, взял хлеб, повернулся к Джонсу и Кабботу, помахал рукой. И уже вместе они отправились в хату, где их ждали трезвеющие паханы...

Те хмуро сидели, скрестив руки и щурились на китайскую делегацию... Наконец хозяин, Трындинский, понял, что невежливо так вести себя по отношению к гостю, налил две кружки, положил на тарелочку грибочков и подошел.
- За знакомство. Выпьем, - изобразил он жестом.
- Выпьем, - согласился посол, взял кружку и залихватски ее опрокинул. Паханы переглянулись одобрительно. Трындинский подошел к послу и закричал ему прямо в лицо, будто глухому.
- Меня... Зовут... (он показал на себя)... Пахан Трындин ... а тебя? (он ткнул посла в грудь)
- Меня зовут Сунь Фэнь. Я неплохо знаю ваш язык..
- Вот это да! А чурка говорить умеет, - разинул рот Забылдыгинский пахан.
- Узкоглазый-то дает, молоток, - похвалил Задрыкинский.
- Кто же желторожего по-нашему научил? - поинтересовался Зубодробинский.
Только Криводановский промолчал. Он совсем близко к китайцам жил, мало ли чего.

Лед растаял, и посол уже пил и закусывал наравне с паханами, согласился и на баньку с девками на завтра, а пока все разгоряченные вывалили на двор, окружили машину китайца.
- А скажи... этот... Сунь не знаю чего куда, что за странная машина у тебя? Где котел? Где топка?
- Фэнь мое имя. А Сунь - это фамилия. А машину сами поглядите, - усмехнулся посол, приглашая паханов к экипажу. Те кинулись внутрь, раздались восхищенные возгласы.
Джонс уже видел эту машину, она была напичкана новейшей электроникой и средствами связи, о которых паханы даже и не слыхивали. Впрочем, до того и сам Джонс не предполагал такого развития технологий.
Трындинский все ходил вокруг, принюхивался.
- А где-то тут у вас первачок припрятан?
- А в баке.
- Это зачем? В дороге поправляться что ли?
Сунь Фэнь заулыбался:
- Машина на нем работает. Вместо пара.
- Да как можно! Первач...
- Ничего, это невкусный первач, его нельзя пить... Будете кататься? Только все сразу не влезут...

Джонс смотрел сверху на бескрайние просторы Сибири - лес, реки, озера проплывали внизу.
В дирижабль они пересели в Красноярске, куда добрались трясучим железным поездом, ведомым паровым локомотивом. В этом городе, который выглядел уже куда современнее Новосибирска, Сунь Фэнь передал их на поруки Ли Бо, как две капли воды похожему на коллегу, сердечно попрощался и отправился с докладом в большое украшенное красными иероглифами и фонариками здание.
В Красноярске уже многое выглядело иначе. По улицам активно бегали спиртовые и электрические экипажи, сверху проплывали сверкающие огнями дирижабли, и никаких подозрительных взглядов из-под капюшонов.
Чем-то город напоминал Нью-Йорк, так же проезжали привилегированные граждане (все азиатской внешности) на механических экипажах (которые были намного лучше и многочисленнее чем в родном городе Джонса), их отличала также особая униформа, с нашивками и значками.
Обычные жители, среди которых неожиданно оказалось довольно много сибиряков, тоже носили униформу, но уже без всяких нашивок.
Они передвигались или пешком или на педальных механических повозках, двухколесных или трехколесных.
В целом в городе было намного чище чем в Нью-Йорке, тут и там встречались стражи порядка, быстро решающие все вопросы уличного движения, проверяющие выборочно тут и там документы. С ними никто не спорил, все послушно исполняли любое требование вооруженных до зубов полицейских.
Еще Джонс заметил обилие миниатюрных электронных средств связи даже у самых простых жителей наподобие тех, что были у них на корабле, и совершенно недоступных в Нью-Йорке.
Славика и Димона дальше Новосибирска не пустили. Но и это было большое достижение. Джонс долго уговаривал Сунь Фэня, тот с кем-то долго переговаривался по аппарату в машине. Наконец разрешение было получено. Два следопыта стали официальными связными. Но проследовать внутрь Империи разрешили только инопланетным гостям. Мухаммед предусмотрительно скрыл свое земное происхождение.

И вот они в комфортабельной отдельной кабине на борту дирижабля. Поначалу думали, что это специально организованный рейс. Но когда они увидели огромный салон, с сотней, не меньше, кресел, где сидели самые обычные граждане, с отделением первого класса для привилегированных, и, наконец, оказавшись в люкс-кабине с диванами и отдельным душем и туалетом, они поняли, что дирижабли - обычный транспорт в империи. Тем более что им уже несколько раз встретились такие же дирижабли, следующие обратно в сторону Красноярска.
Их куратор извинился, велел чувствовать себя как дома (Ли Бо прекрасно говорил по-английски, но предпочитал лишнего не болтать), сослался на головную боль и удалился в соседнюю люкс-кабину.
Майк и Джон тут же заспорили, почему он избегает разговоров.
- Вот скажи, Джонси, что ты думаешь?
- Майк, как ты не понимаешь? Для меня все ясно.
- Ну расскажи нам, Хамми, мы же не росли на Земле.
- Я вижу тут много общего и с нашим умиротворенным миром. Все доносят на всех. Болтать лишнего нельзя. Думаю, что он вообще не получил инструкций о том, что нам можно рассказать. Вот и молчит.
- Ты хочешь сказать, что тут тоталитарное общество в стиле двадцатого века? - Майк с интересом поглядел в сторону общего салона.
В это время открылась дверь и хорошенькая улыбчивая стюардесса вкатила столик с напитками и закусками. Спросила что-то.
- Что она хочет? - повернулся Майк к Джону.
- Напитки, закуски... - он переспросил что-то, - да, алкоголь, еще что-то, но я этих названий не знаю.
Глаза у стюардессы округлились, улыбка исчезла, губы заметно дрожали...
- Возьми быстрее что-то, видишь девушка напугана заморскими зверями, - засмеялся Майкл.
Они быстро взяли напитки, какие-то непонятные закуски, улыбнулись девушке, та поспешно ретировалась.
- Хм... похоже на первач, только слабенькое какое-то пойло.
- Она сказала, это что вроде сока, сокэ, сакэ...
Джонс решил вернуться к разговору.
- Ну хорошо, а им тут есть что скрывать? Вот у нас был космический проект, может и у них тоже?
Джон показал вниз.
- Смотрите.
Внизу начиналась колоссальная вырубка - огромный квадрат леса, тянущийся до самого горизонта, полностью отсутствовал.
- Ого, на одни паробеги это что-то многовато!
- Откуда ты знаешь сколько тут паробегов? - Каббот пожал плечами, - к тому же и на спирт для машин тоже надо...
- Или для того, что скрывают, - Майк присоединился к дискуссии.
- А они скрывают?
- Посмотри, Хамми. Мы пришли в Новосибирск, город на самой границе. Что мы там увидели? Ничего особенного. Те же паробеги, только поновее и покачественнее. Те же гидростанции, только большие и мощные, у многих паханов есть турбины... И тут приезжает этот парень из глубинки на совершенно другой машине. Правда, она работает все на том же перваче... но внутри!
Этот парень нас везет к себе, причем ребят из-за Оби дальше приграничного города не пускает... Дальше мы видим уже вполне современную технику и уж вполне привычные аппараты связи, теперь мы летим куда-то дальше на электрических дирижаблях и видим внизу огромную промышленную вырубку. Заметим, природных ископаемых на Земле давно нет. Что из этого следует?
- Лес используется для синтеза!
- Джон, насчет синтеза я не уверен, но очевидно, что где-то расположены колоссальные промышленные центры, использующие лес в качестве сырья. Причем все работает в режиме поэтапной секретности. Жители Новосибирска вряд ли знают, что происходит в Красноярске, а те уверены, что прогресс заканчивается электрическими и спиртовыми каретами и дирижаблями. Думаю, пункт нашего назначения будет и границей нового мира.
- А там мы пересядем на баллистические ракеты или в сместители пространства?
- Все может быть. И я еще не знаю, сколько этапов нам дадут пройти... И увидим ли мы самое секретное.
Майк задумчиво налил в рюмку саке и выпил залпом.
- Но хотелось бы...


Неделя полета завершилась около какого-то огромного озера или моря. Дирижабль сделал круг над водной поверхностью, которая вся была разделена на секторы с возвышающимися тут и там башенками и длиннющими платформами, на которой сновали человечки с сетями в руках. Цеппелин пролетел прямо над одной из платформ. Путешественники бросились к окнам.
- Рыба! - закричал Майкл, - они выращивают тут рыбу!
- Рыбная ферма? Вот бы паханы сейчас слюнки пускали, - Джонс усмехнулся, - а у нас вот в Америке никто и не догадался рыбу выращивать. Что-то там еще в океане ловят... но это только святым людям.
- А ведь что может быть проще, - Каббот показал вниз, - не пачкай водоем, следи, чтобы ловили не больше чем пополняется - вот тебе и решение вопроса...
Джонс оглядел простирающиеся до горизонта платформы
- Сколько же народа они кормят этой рыбой? Тут, похоже, все море превратилось в ферму...
Дирижабль сделал круг, снова набрал высоту, скоро он удалялся от моря в сторону бескрайнего леса вдоль какой-то широкой реки. Через некоторое время внизу показался город, над которым кружило множество самых разных форм и размеров дирижаблей, окруженный промышленными зонами и кольцами дорог.
В дверях снова показался Ли Бо, как всегда с приветливой улыбкой:
- Ну вот мы и прибыли в Иркутск. Это наша древняя столица рыбного хозяйства. Здесь я вас покину, но на прощание свожу полакомиться суши в местном распределителе. Не знаю, придется ли когда еще. Ну и кое-какие вещички вам понадобятся для дальнейшего пути.
Он снова улыбнулся.
- А почему, - поинтересовался Джон, - разве мы не можем просто пойти в ресторан и заказать себе что хотим?
- Конечно нет! - улыбка его стала еще лучезарнее, - у вас же нет продовольственных талонов!
- А кто получает эти самые талоны? - поинтересовался Мухаммед. - И за какие заслуги?
- Вы все узнаете, пока же скажу вам, что на вас выделены талоны высшей категории, а значит и суши будут по высшему разряду и прочее тоже.
- Ого! Это приятно! А сколько всего существует категорий?
- Двадцать шесть. Кроме того есть жители без категории. Им ничего не положено. Ну вот, мы прибыли.
В самом деле незаметно дирижабль беззвучно и мягко приземлился на аэровокзале - огромном поле, усеянном баллонами всех форм и размеров.
Мухаммед, а за ним остальные, отправился к выходу из каюты, но Ли Бо их остановил.
- Погодите, у нас будет отдельный выход.
И правда, вскоре раздался мелодичный сигнал, незаметная дверь в стене отворилась. К ней был уже подан трап. Ли Бо сделал приглашающий жест, и путешественники спустились вниз. Здесь их ожидала незнакомого вида машина, без видимых колес, сверкающая, плавных и изящных форм. Все ее дверцы мягко поднялись.
Джонс присвистнул.
- Я смотрю, и автомобиль у нас по высшей категории?
Ли Бо с улыбкой кивнул.


Внутри машина представляла собой нечто среднее между рестораном и кинотеатром. Круглый салон с мягкими диванами, с баром посредине и абсолютно прозрачными стенами и потолком. Кабину управления с шофером тоже отделяло окно. Снаружи шел дождь, падали желтые листья, оттого внутри было особенно уютно. Автомобиль плавно тронулся, но вскоре уже стремительно несся над бетонной эстакадой. Ни качки ни толчков не чувствовалось.
- Неожиданно... - Майкл обратился к Ли Бо, - и что-то мне подсказывает, что это еще не предел ваших достижений, так?
Китаец снова улыбнулся.
Вскоре машина нырнула в подземный туннель и остановилась. Дверцы открылись. Прямо из гаража коридор вел в роскошный зал, украшенный восточными украшениями, фонариками и ширмами... Их встречал какой-то важный человек в форменной одежде.... Он подошел к Ли Бо, что-то спросил... Тот прошептал ему на ухо. Человек с любопытством поглядел на заморских гостей, протянул какой-то небольшой приборчик, Ли Бо вытащил точно такой же свой, аппаратики пискнули, засияли зелеными огоньками...
Внутри оказалось еще роскошнее чем снаружи. Увитые зеленью столики создавали ощущение интима, вместе с тем с любого столика была хорошо видна сцена. Играла музыка, хорошо слышимая с любой точки, но не мешающая разговору и не утомляющая голову. На сцене в мягких лучах невидимых прожекторов танцевали совершенно обнаженные изящные девушки и не менее изящные юноши...
- Думаю, будет лучше, если я сам сделаю заказ, вы не против?
Все согласно закивали, не отрываясь от захватывающего зрелища на сцене.
Или вкус Ли Бо был безупречен или все блюда в этом ресторане были отменного качества, но путешественники не могли нахвалиться удивительным ароматом и тонкостью рыбных лакомств.
Потом последовал десерт из экзотических фруктов, пирожных и прочих сладостей. Все это было легкое, тающее во рту как пузырьки воздуха...
Потом гостеприимный хозяин сказал:
- Ну, осталось сделать последний заказ. Тут уж выбирайте сами...
Он повернул к ним планшетку электронного меню, переключив его на английский.
Там были изображены в объеме танцовщицы, их можно было поворачивать и рассматривать, к этому сообщались некоторые подробные сведения самого интимного свойства, от которых Джонс покраснел.
Э... - Майкл смущаясь исподлобья посмотрел на Ли Бо, - я вообще-то... как тут говорят... женат.
- Разве я предложил вам жениться? О! Простите что ввел в заблуждение! Нет, это без всяких обязательств, просто блюдо в ресторане. Выбирайте, а то уже поздно, утром вам в дорогу, а мне надо оплатить заказ.
- Так вы оставьте нам этих ваших талонов... мы сами расплатимся.
Ли Бо рассмеялся:
- Это только называется "талоны", на самом деле все переводится электронно по личному коду. Ну, выбрали?
Джон Каббот, не обремененный постоянными отношениями, ткнул в меню, тут же одна из девушек соскочила со сцены, взяла его с улыбкой за руку и повела...
- Знаешь, Хамми, мне Лорри всегда говорила, что если мы долго не будем видеться, чтоб я не мучил себя... и не портил здоровье. Пожалуй сегодня я воспользуюсь ее великодушным разрешением.
Он выбрал себе высокую стройную девушку, немного напоминавшую Лорри.
Ли Бо с улыбкой глянул на Джонса:
- Ну что, штурман, пора и тебе немного отдохнуть?
И видя удивленные глаза Джонса, добавил:
- Если мы молчим, не значит, что ничего не знаем. Ну, выбрал?
Джонс уже давно обратил внимание на танцовщицу постарше, очень похожую на девушку из борделя в Нью-Йорке. Теперь ему пришло в голову, что сходство не случайно.
- Правильный выбор, - одобрил Ли Бо, - что бы мне взять? Эту я уже пробовал. И эту... А вот, пожалуй, его. И он уверенно ткнул в изображение стройного юноши.


- Вот здесь я с вами расстанусь, друзья.
Ли Бо, видя недоуменные взгляды, засмеялся. Разгульная ночь как будто никак не сказалась на его прекрасном настроении, и вечно розовое круглое лицо сияло счастливой улыбкой. Чего нельзя было сказать о его гостях. Несмотря на обновки (все были одеты в новые прекрасного качества костюмы наподобие тех, что носили высшие чиновники. Кроме того, перед каждым стоял новенький чемодан-саквояж на колесиках), лица их были помяты, глаза красные.
- Все просто. Вам не требуется провожатый, на следующий станции вас встретит мой коллега Бу Гай, разумеется, соответствующего чина, а там - последнее путешествие... я вам немножко завидую, давно не был в метрополии. Наши провинциальные развлечения не сравнятся со столичными... Ну что поделать - мир должен быть разумным и организованным. Мы, скромные провинциальные чиновники, гордимся своей значимостью на своем месте, как и каждый винтик в нашей великой империи.
Станция, где они беседовали, сильно отличалась от летного вокзала, куда прибыл дирижабль из Красноярска.
Вокруг все сверкало зеркалами, полированным деревом, мрамором, пол покрывали блестящие керамические плитки, сверкающие чистотой. Путь в подземный вокзал вел через какое-то правительственное здание, вход в которое тщательно контролировался. Ли Бо надел каждому на руку маленький браслет, защелкнул.
- Простите за беспокойство, но начиная отсюда браслеты обязательны. Вам нужно будет проводить их в разных местах около сканеров... Да, браслеты не снимаются, надеюсь, они не доставят большого беспокойства... Совсем невесомые, можете купаться, делать что хотите... они очень прочные.
Холл здания имел несколько широких лестниц, по которым беспрерывно сновали посетители, но Ли Бо повернул за колонну, прошел по драпированному красными полотнами коридору без всяких указателей, который слился с другим коридором. По этому коридору не спеша двигались гладкие и ухоженные, как и Ли Бо, граждане. Одеты они были очень похоже на наших путешественников, а впереди них двигались точно такие же саквояжи на колесиках. Коридор шел под уклон, постепенно расширяясь, и закончился широкой площадкой с платформами-лифтами. Их было не меньше десятка, так что не требовалось ждать, не успевала одна площадка пойти вниз, как другая, пустая, уже прибывала... Джонс заглянул в шахту и присвистнул: внизу фигурки сходящих с платформы были совсем крошечными.
Они ступили на платформу и через минуту уже были внизу.
- Да, вряд ли это будет баллистическая ракета, - огляделся Майкл вокруг.
- Баллистическая ракета? - Ли Бо обернулся к нему, - нет, конечно. Такой очень неудобный транспорт... К тому же для него жутко сложно производить топливо.
- Тогда остается сместитель пространства...
- Хм... ничего про это не слышал. Нет, это обычный скоростной экспресс в магнитной трубе и с магнитной же тягой. Красивых видов по дороге не будет, но зато комфортно и быстро...
Он посмотрел на табло.
- У нас есть еще пятнадцать минут. Можно зайти в буфет, испытать новые браслеты.
Буфет был полностью автоматизирован. Несколько экранов прямо у стойки, по которым парочка стандартно хорошо одетых чиновников лениво водили пальцами.
- Я вам рекомендую взять вот этого пива, много времени на выбор нет. Просто нажмите.
Под экранчиком замигал красный огонек.
- Это и есть сканер. Проведите браслетом.
Огонек сместился на зеленый, и сейчас же дверцы на стойке раздвинулись, снизу поднялась на подносике бутылка пива, стакан и тарелочка с закусками...
- Вот так и работает ваш высший разряд, - улыбнулся Ли Бо, - вкусно?
- Супер, - ответил Джон за всех.
- А вот уже и ваш поезд приближается, допивайте и пойдем.
Они пошли к ряду закрытых дверей на платформе. Ли Бо уверенно вел их мимо, хотя остальные пассажиры останавливались, каждый у своей двери. Внезапно браслеты дружно зажужжали, а дверь осветилась зеленым светом.
- Видите как удобно. Все организовано. Ваши данные уже в центральной системе, браслеты покажут вам место в поезде, поезд не уедет без вас, а потом не отправится пока вы не выйдете.
В это время двери мягко раскрылись, прямо напротив была светлая комната со столиком и диванами, маленьким баром с экраном для заказов.
- Располагайтесь, поездка будет несколько часов, рекомендую поспать, а я с вами прощаюсь...
- Бо, дорогой, можно задать вам один вопрос? - неожиданно обратился к нему Майкл.
- Вопрос? Смотря что... - глаза Ли Бо беспокойно забегали.
- Не волнуйтесь, самый простой. Вот мы ехали сначала на паровозе, потом летели на дирижабле, а теперь отправляемся на этом чуде техники дальше... Мы догадались, что это все неслучайно. Каждому свое - кому паровоз, кому поезд на магнитной подушке. Но вот что мешает жителю, скажем, Новосибирска добраться на поезде до Красноярска, потом пересесть на дирижабль и долететь до Иркутска, а там - пересесть на магнитный поезд - и дальше... уж не знаю куда?
Ли Бо весело засмеялся.
- Ну что вы, друзья. Это совершенно невозможно! У них же прописка. Те, кто прописан в провинции где ходят паровозы, никогда не попадут в те края где дирижабли. И так далее... Ну за очень редкими исключениями, по категории. Понимаете, браслеты приняты только для важных гостей. Остальные с детства получают вшитую микросхему. Это и паспорт и кошелек, все на свете...
Да и зачем же им знать про какие-то дирижабли? И уж тем более магнитные экспрессы? Каждый счастлив в своем незнании, веря, что живет в самом совершенном обществе и пользуется всеми его благами. Для чего же манить его недоступным и делать таким образом несчастным? Нет, друзья, мы не настолько жестоки!


Джонс задумчиво глядел в окно. Движение поезда никак не чувствовалось. Сумасшедшая скорость угадывалась только по лампочкам, установленным в тоннеле на расстоянии не менее ста метров одна от другой. Сначала они плавно проплывали вдоль тонированного до самого полукруглого потолка окна, потом замелькали все быстрее, а затем уже слились в одну сплошную светлую полосу.
- Хамми, о чем призадумался?
- Понимаешь, Майкл, все, что я тут вижу, полностью меняет мои представления о той Земле, где я жил. Я был уверен, что почти все в руках моих друзей-миротворцев, и что захват остального мира - только вопрос времени... И что я вижу? Огромная империя, абсолютно уверенная в своих силах, технологически превосходящая все, что я видел, да, может, и вашу Гею... Мне кажется, что мощь умиротворенного мира сильно преувеличена...
- Ты отлично все отметил, Хамми. Для меня самого сила этого восточного чуда большой сюрприз. И, думаю, нас еще ждут сюрпризы. Давай теперь просто попробуем рассуждать логически. Посмотри, как неожиданно этот сильный зверь изменил политику. Еще совсем недавно они никого не пускали на образно говоря порог. А сибирские паханства наверняка держали в качестве буфера между исламским миром и своими окраинами, ведь захватить эти родо-племенные общины, такие довольные собой, вряд ли бы стоило больших усилий. И вдруг внезапно они идут на контакт, значит теперь хотят иметь союзников там, а не просто буфер. А нас вот везут в самое сердце своей державы... Что-то очень важное заставило это сделать.
- Ты хочешь сказать...
- Конечно, та маленькая ракетка, пересекшая их границу, перепугала их не на шутку...
- Неужели ты думаешь, что у такой мощной империи нет своих ракет и средств их уничтожения?
- Думаю, нет. Они очень рациональны. Зачем производить столь сложные и дорогостоящие средства, которые нужны лишь для войны? Иными словами, войны с вашими исламистами у них никогда не было, может, какие приграничные стычки, но ракеты к ним явно не залетали.
- То есть они всегда были этакими мирными колоссами и работягами?
- Ну что ты... В старые времена, до великого переселения у них была мощнейшая прекрасно вооруженная армия... Но при этом в проекте заселения Геи они почему-то не участвовали...
- То есть звездолетов у них не было?
- Нет... Звездолеты были построены совместным проектом нескольких стран, они же и заселяли новую планету.
- Странно...
- Да нет, ничего странного... Каждый развивает то, в чем больше всего нуждается. Азиаты космической экспансией не интересовались, им нужна экспансия на Земле, и в этом они преуспели... Знаешь, еще в те времена, когда на Земле были другие великие страны, они очень остроумно захватили все кнопочки. Просто начали производить все на свете. Кончилось тем, что весь мир разделился на две главные силы: производителей и владельцев энергоносителей. И те и другие больше не нуждались в оглядке на остальной мир и творили все, что им вздумается. А прочий, так сказать, "свободной мир" только подобострастно поддакивал... Ну вот и результат.
- Подожди, Майкл. Но ведь энергоносители давно кончились. Значит, производители должны были просто взять их за горло, ведь у тех уже не было силы.
- Не все так просто, Хамми. Это только так говорится "энергоносители", на самом деле это было совершенно дармовое богатство, бившее фонтаном из-под земли и превращавшего любого обитателя этого места в сказочного миллионера. Вся земная цивилизация была полностью построена на этом фонтане, состоявшем из необходимых для производства элементов. Из него делали абсолютно все: от одежды до каждой глупой безделушки. Кроме того человечество бездумно сжигало этот бесценный продукт в двигателях и печках...
Вот отчего производители отчаянно нуждались в энергоносителях, и наоборот. Этот симбиоз и управлял тем безумным миром, в котором когда-то жили наши общие предки...
- Но однажды фонтан кончился...
- Да, и можно представить какая катастрофа разразилась... Но нас уже здесь не было, поэтому я могу только догадываться. И еще мне очень хотелось бы узнать как получилось, что империя производителей не рухнула, а, наоборот, стала еще сильнее, хотя у меня и есть пара интересных предположений...
- Я опять чего-то не понимаю, Майкл. Ведь метрополия умиротворенного мира - это и есть прежние владельцы энергоносителей. А если фонтан кончился - в чем их сила? Да я и сам помню: нищая жизнь в трущобах, дикость, отсталость. Чем они могут угрожать такой передовой империи?
- О, Хамми, на этот вопрос я тебе как историк легко могу ответить. Еще в древние времена существовали такие страны, даже империи, которых боялся весь мир. Они могли держать собственное население в голоде, преспокойно облучать их радиацией, испытывая новую бомбу, загонять под ружье половину народа... Вот, скажи, чем в основном занимаются лаборатории в ваших нью-йорках?
- Шарашки, ты хочешь сказать? Ну кто чем... Кто-то реактивные двигатели, кто топливо для капсул, кто-то лучеметы...
- Вот видишь... Заметь, не новый сорт хлеба, чтоб накормить население, и не общественный транспорт. А главная цель была - Гея. И, похоже, цели они добились. И это изменило баланс сил и правила игры. Вот почему азиаты в панике.
- Что скажешь, Джон?
Джон, казалось, не слушавший их разговор, а с интересом разбиравшийся с пультом на столике, поднял голову.
- Ну что сказать. Может, все еще интереснее, чем говорит Майкл. Вот меня интересует больше два таких вопроса: как так получилось, что сила сохранилась у таких, в общем, подсобных предприятий как производители и энергоносители, а почему древние колыбели цивилизации как Европа и Америка превратились в руины. И второй вопрос - если все эти страны полностью побиты, почему же все-таки господа китайцы так неплохо владеют английским?
- И что ты думаешь? - улыбнулся Майкл.
- По первому вопросу тут все очевидно, да мы и по нашей планете знаем. Мы стали цивилизацией трусов и подхалимов. Потому что так воспитываем детей. Наши дети - избалованные бесхарактерные потребители, не приученные добиваться хоть какой-нибудь цели и искренне верящие (мы их этому учим), что мир существует только для развлечений. Стоит прийти кому-то с более сильным характером и стукнуть по столу, как мы уже, перепуганные, валяемся у него в ногах. Да посмотрите на наше славное пионерское прошлое! Мы что, полетели заселять новые земли как герои - первопроходцы? Куда там! Сбежали в ужасе и бросили планету на растерзание...
Ну а по второму вопросу я пока ничего не думаю. Скоро узнаем, я так полагаю... Тут на пульте написано, что нам лететь в этой трубе еще шесть часов. Так что предлагаю поспать. Вот так достается постель...
(он нажал что-то, и сверху мягко упали свертки с простынями и подушками)
А вот так убираются эти занудливые огоньки...
Он снова что-то сделал, потолок и окна начали темнеть, остались только голубые ночники у каждого диванчика. Джон зевнул:
- Вы как хотите, а я буду спать... Утро вечера мудренее.
Tags: Космическая Одиссея
Subscribe

  • (no subject)

    Шесть часов страдали люди Слезы лили, били в груди Цукерберг услышал стук И вернул людЯм «фэйсбук»

  • Поэтическое

    Коту колоться не придется Кота и так пускают в дом Как никогда сильны мы брюхом Спят усталые игрушки, Байден спит Нас Родина вскормила грудью А…

  • Le Magnifique

    Только неделю назад неумолимо потянуло посмотреть фильм Великолепный с Бельмондо. Какой же он был magnifique!

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments