fuguebach (fuguebach) wrote,
fuguebach
fuguebach

Космическая одиссея 2201. Глава XI. Великая Империя (1)

великая империя

Двери плавно растворились, и они, ошеломленные, оказались на платформе. Вокруг мигали какие-то изображения, иероглифы, резкая музыка звучала тут и там. И люди, люди! Столько народу в одном помещении даже Джонс никогда не видел, что уж говорить о жителях Геи Майкла и Джона. Обитатели восточной империи со стороны казались снующими туда-сюда муравьями, в совершенно одинаковой одежде (серые брюки и белые рубашки на мужчинах и такого же цвета сарафан ниже колен с белой блузкой на женщинах), с одинаковыми сумками на колесиках, которые сами катились впереди. Майкл и Джон посмотрели друг на друга (на них были точно такие же брюки и рубашки) и покатились со смеху. Теперь их вместе со стандартными сумками было не отличить от остальной массы муравьев. Что касается Джонса, то его необычный рост очень уж выделялся среди низкорослого местного населения. Сходству с муравейником также способствовала целеустремленность местных жителей. Они точно знали куда им надо, бежали цепочками каждый в свою сторону, не оглядываясь по сторонам. Кроме звуков музыки и голоса то ли певца, то ли диктора в огромном зале была полная тишина, никто никого ни о чем не спрашивал, да и вообще не говорил.
Джонс почесал в голове:
- Да... они явно знают куда им нужно... а куда же нам? И этот Бу Гай куда-то запропастился...
- Я тут, друзья...
Все обернулись на голос и увидели сморщенного коротышку, впрочем, все в тех же брюках и рубахе как и на всех. От морщин его узкие глазки, казалось, совсем не открывались, однако он без ошибки подошел к Джонсу и протянул вверх руку.
- Очень приятно познакомиться, мистер Мухаммед Джонс...
Затем он так же поприветствовал Джона и Майкла.
- На самом деле моя помощь вам совершенно не нужна. Я просто покажу вам, как у нас все разумно устроено.
Он повел их с опустевшей платформы в сторону выхода. Оказалось, чтобы попасть в огромный зал, так хорошо видимый из поезда, они должны были пройти через систему индивидуальных портиков. Как только Джонс оказался внутри, перед ним вспыхнул зеленый экран, на котором замигала стрелка и надпись " Порт 18". Он тут же столкнулся со всей компанией, которая уже направлялась в сторону восемнадцатых ворот. Там снова оказалась система все тех же калиток, где им было дано новое направление... Так они шли и шли, пока не оказались на новой платформе. Как и в прошлый раз им было указано место ожидания поезда и предназначенное купе.- Вот и все... Я думаю, вы не нуждаетесь во мне больше...
- Ну что вы, Гай, побудьте еще немного с нами! - Каббота почему-то заинтересовал коротышка.
- Увы, друзья, не могу... я уже получил новое распоряжение, и через пять минут мое присутствие здесь станет нарушением. Вынужден вас покинуть.
Джонс наклонился чтобы пожать протянутую лапку, а коротышка Бу Гай поспешно и явно нервничая понесся вон с платформы...
- Строго тут у них, - сказал Джон, - а что будет, если он на минуту задержится?
- Думаю, он знает, - задумчиво протянул Майкл, - коль так торопится...
- А вот как вся эта сложная система так хорошо всех узнает, да еще для каждого направление помнит?
- Ну это самое простое... - Майкл продолжал задумчиво смотреть в сторону ворот, где исчез Бу Гай...

*****

Задремавший было Джонс внезапно вскочил.
- Ты чего? - Каббот поднял голову с подушки.
- Это... Я вдруг вспомнил... Утро...
- И что? Довольно раннее утро, я б еще поспал с удовольствием...
- Но ведь... мне надо...
- В туалет? Это туда...
- Да нет! Мне надо совершить намаз...
- Чего?
- Ну... помолиться.
- Хамми, ты с ума сошел? Я не помню, чтобы ты хоть раз молился за все время, пока мы знакомы... Что на тебя нашло?
Джонс схватился за голову:
- Ни разу... Какой ужас...Что со мной будет!
- Интересно, очень интересно, - проснувшийся Майкл спустился со своей полки, - а мне приснилось, что я должен срочно закончить реферат, который как-то не доделал... Я даже полчаса поработал мысленно над ним, потом успокоился и уснул...
- А мне ничего такого не приснилось... - Джон зевнул. - Когда Хамми меня разбудил, у меня была одна только мысль: "Все пофиг, спать, спать, спать!"
- Ха! - у кого что болит, - Майкл усмехнулся. - Ну что, Хамми, полегче?
Мухаммед сидел обхватив руками голову.
- Ощущение как в детстве. Будто я сбежал с молитвы и меня ждет ужасное наказание: то ли темный подпол, то ли порка, то ли то и другое вместе...
- Точно! А у меня чувство, будто я не подготовился к докладу, и учитель меня собирается отстранить от участия в интересном проекте. Джон! Подумай-ка хорошо. Чем ты там в детстве отличился?
- Опять не дают поспать... Чего надо? В детстве ничего такого у меня не было... Ах да! Как-то раз попали в аварию - машина упала с линии, от стресса спать перестал. К доктору водили, психиатру, лечили... А теперь вот вы мне снова спать не даете!
- Ага, а в голове мысли: "вот я не сплю, что доктор скажет?" Так?
- Слушай... точно... Что это?
- Не понял еще? Хамми, что тут нами управляет? Что дорогу показывает?
Джонс поднял голову:
- И что?
- А что у нас, точнее, на нас новенького появилось... не считая этих серых тряпок...
Каббот молча протянул руку и продемонстрировал браслет.
- Ты что, хочешь сказать, что эта железка лезет к нам в мысли и внушает что думать?
- Это вряд ли, Хамми. А вот воздействовать на наше суперэго, на самые ранние внушения детства, видимо, может... Вопрос в том, что оно еще может...
- И как нам это узнать?
- Я понимаю, завтра у нас провожатого уже не будет, можно будет испытать машинку.
- А как?
- Сделать что-то не то, не послушаться... на месте разберемся... ну, так ты молиться будешь?
- Что-то расхотелось...
- Ага! Значит не такая уж она всесильная...

*****

Если предыдущий вокзал был похож на муравейник, то этот напоминал огромный улей. Путешественники были оглушены, ошарашены и потеряны... Казалось, у помещения не было границ ни вдоль ни поперек, ни вверх ни вниз. Число несущихся туда-сюда понизу и поверху пассажиров приближалось к населению какого-нибудь города на Гее. Прямо над их головами по прозрачным перекрытиям бежали целеустремленные серые фигуры, а над ними еще и еще... Повсюду мигали огромные объемные изображения каких-то говорящих ртов, ушей, глаз... прямо по воздуху проплывали ярко-алые иероглифы, медленно и монотонно то ли пел то ли вещал завораживающий голос. Казалось, он проникал в каждую клеточку организма...
- Ну что... Куда нам? - Джонс глядел вслед поспешно удалявшимся пассажирам, - в обратную сторону?
- Хамми, не спеши, давай осмотримся поначалу, - Майк похлопал его по плечу, - тем более тут другого пути и нет. Там тупик, хоть и прозрачный...
Они двинулись в сторону проходной, которая была не такой заметной, как на прошлом вокзале. Вместо индивидуальных ворот просто направляющие белые дорожки и прозрачные почти незаметные экраны на выходе. Похоже, тут уже никто не предполагал возможности появления непослушного гражданина.
Как только они поравнялись с экранами, те дружно развернулись в сторону одного из многочисленных разбегающихся во все стороны коридоров.
- Ну что, - Каббот с интересом читал иероглифы, - идем по стрелке? Или начинаем протест?
- Погоди, тут много народу, мало ли... вон они как несутся, по сторонам не глядят, еще затопчут.
Они направились по указанной дорожке.
- Интересно... - сказал Джон.
- Что? - повернулся к нему штурман.
- Интересно читать надписи и слушать. Я не все понимаю, конечно... Я думал, это вроде информации, объявлений... или реклама там...
- А это?
- В том-то и дело, полная бессмыслица... Просто набор слов...
Они дошли до конца коридора, где снова разбегались галереи, причем часть из них опускалась вниз, часть поднималась, иные закручивались в разные стороны. Путешественники пошли в указанном направлении и тут же убедились, что дальше шагать нет необходимости: пол плавно тронулся и вскоре стремительно понес их вдоль коридора, изгибавшегося спиралью между других прозрачных галерей. Джонс заметил, что их коридор довольно безлюден в отличие от прочих, забитых серыми фигурами...
- А кстати, - Майкл внимательно огляделся по сторонам, - я не вижу тут ни одного охранника или даже просто дежурного. А если кто-то собьется или перепутает?
- Да ну... Посмотри какие тут все вышколенные. Такие не путают. Кстати, я на самом деле не заметил ничего, чтобы хоть как-то напоминало справочную или полицейский участок. Может, ничего и не будет, если просто повернуть в другую сторону?
- А вот посмотрим. Кажется, впереди опять ворота...
Пол плавно остановился перед проходной, экраны вспыхнули, указав очередное направление.
Майкл показал на один из коридоров:
- Смотрите, там никого... Если, что, проскочим незаметно...
Трое заговорщиков свернули в пустой коридор. Уже на первом этапе появились трудности: сумки не собирались ехать в том направлении. Впрочем, как только их разворачивали вручную, послушно катились в течение короткого времени...
Пол тоже оставался неподвижным, пришлось идти своими ногами. Вначале казалось, что все так и пройдет спокойно, но тут на прозрачной стене галереи замигали красные стрелки, указывающие в противоположную сторону.
Заговорщики проигнорировали указ и добавили шагу. Стрелки остались позади.
Прошла еще минута.
Вдруг стены вспыхнули ярко-красными огнями, одновременно завыл резкий сигнал.
- Не останавливайтесь! - Майкл первым бросился вперед, за ним Джон и Мухаммед...
Джонс никогда не жаловался на выносливость, в беге интеллигентам Майклу и Джону было до него не угнаться, но тут он вдруг почувствовал непонятную слабость, голова кружилась.
Его спутники впереди странно вихляли. Джонс сделал усилие и рванул вперед. Он почувствовал будто кто-то ударил его по голове, посыпались искры, и все исчезло...

*****

Джонс открыл глаза. Сначала все было как в тумане, потом он разглядел стоявшую перед ним фигуру. Постепенно она начала приобретать очертания обычного имперского чиновника в традиционной серо-белой униформе.
Штурман убедился, что лежит в постели в белой больничной палате, рядом с ним стоял столик с бутылочками и фруктами.
Чиновник внимательно посмотрел на него:
- Как вы себя чувствуете, господин Джонс?
Мухаммед повел головой в разные стороны, покрутил шеей, чтобы убедиться что все в порядке. Он кивнул.
- Рад с вами познакомиться. Мое имя Вынь Су Рок, и мое звание вам вряд ли что скажет, отмечу только, что я один из важных функционеров империи... Лежите, лежите! Вам надо отдохнуть, набраться сил... Дорогой Джонс, никогда больше так не делайте! Вы остались живы только потому, что на вас гостевые браслеты, их действие ограничено воздействием на нервные точки, но даже это рискованно... Если бы так повел себя житель империи с вживленным чипом, я б за его жизнь не дал и гроша...
Джонс криво усмехнулся:
- А может это будет такой поборник свободы, что он отрежет себе руку вместе с чипом?
- Что вы, какую руку? Чип вживляется в мозг еще при рождении, он питается от нервной энергии, и, если мозг прекращает свою работу, также отключается... Как видите, жизнь электронного чипа полностью связана с жизнью его носителя... и наоборот. Я вижу, мистер Джонс, все это вам очень непривычно, к тому же вы пережили некоторое потрясение... Завтра я устрою вам и вашим спутникам (надеюсь, они тоже хорошо себя чувствуют) экскурсию, чтобы вы оценили успехи нашей великой империи. Пока же скажу, что мы создали идеальное общество, блестяще организованное и исключительно разумное и эффективное. У нас нет бесполезных членов, никто не пытается обмануть государство или пожить за счет других. У нас в метрополии давно нет никакой преступности, каждый занимается своим делом с самоотверженностью и фанатизмом, получая максимум удовольствия и от труда и от отдыха. Разве не об этом мечтали великие философы древности? Конечно, они наивно предполагали, что идеального общества можно достигнуть только благодаря моральным критериям (весьма размытым, прямо скажем), еще наивнее ваши бывшие наставники, дорогой Мухаммед, полагающие, что религиозным фанатизмом можно достичь идеала... да вы и сами знаете... нет, нет, нужна небольшая модификация человека, плюс центр, управляющий вся и всем - и идеал достигнут... Завтра, завтра вы все увидите, а пока отдыхайте... и, пожалуйста, больше не рискуйте так, в следующий раз может получиться куда хуже...

*****

- Вот она какая, наша великая страна! Разве она не прекрасна?
Все дружно закивали. Уж в чем, а в красоте и величии отказать Империи было трудно. Они стояли на крыше огромной башни, куда их забросил экипаж Вынь Су Рока, а перед ними красовался сверкающий огнями Шанхай. Вокруг башен кружили многочисленные летающие машины, другие скользили по лентам, как в Гее, башни соединялись спиралями, по которым стремительно неслись бесколесные поезда...
Дальше синел океан, огромный порт...
- Вон там за горизонтом наши японские острова, а там дальше - великая империя простирается на западное побережье Америки... Но это уже провинции, устройство провинций вы видели в Сибири..
- А зачем нужны эти провинции? - спросил Майкл. - Почему нельзя везде сделать так же как тут?
- Конечно нужны, дорогой мистер Коннор! Вы представляете соседство дикарей рядом с современным миром цивилизованных людей? Нет-нет... Они видят, что мы более развитые, но чуть-чуть, зачем их дразнить? Территории у нас много, вполне можно создать подобные зоны.
- А в провинциях у вас тоже все граждане с чипами?
- У них микросхемы-паспорта, намного проще. - коротко ответил господин Вынь и повел гостей к машине. - А вот в метрополии мы достигли настоящего прорыва. Сейчас я покажу вам , как мы создаем человека будущего.
Через несколько минут они уже были на площадке тридцатого этажа одной из башен, где размещался центр программирования.
В полутемном зале в креслах в удобных позах сидели программисты, перед ними висели десятки разных полупрозрачных планшеток, они сверяли данные и тут же переносили их с одного экрана на другой.
- Это центр логистики одного из районов метрополии, все центры связаны между собой, кроме того, каждая база данных имеет копию в другом месте, поэтому легко может быть восстановлена.
Здесь у нас данные на каждого жителя района, все они сверяются, делается прогноз общего развития, а в окончательном варианте каждый житель получает свою личную программу действий. Все это только во благо людей и ради их счастья!
- Хм... - проворчал Джон, - какое же счастье, когда тебя программируют как какую-нибудь машинку для уборки мусора?
- О, вы ошибаетесь, господин Каббот! Они действительно счастливы! Люди несовершенны, в них очень сильны анархистские наклонности, лень, бесконечные колебания... Именно это и делает их несчастными, поэтому они вечно искали сильную личность или религию, или идеологию, чтобы те помогли им разобраться с собой... То, что не может дать религия, сделала современная технология и кибернетика...
- Я бы не хотел, чтобы меня так "осчастливили"...
Джонс поспешил вмешаться, чтобы уйти от скользкой темы:
- А что именно здесь программируют? Что планируют?
- О! Это очень интересный вопрос, мистер Джонс! Мы стараемся, чтобы не было нехватки ни в чем, но и ничего лишнего не производилось. Например, у нас четкие нормы проживания для основных категорий. Должно быть достаточно места для комфорта. Для этого, во-первых, нужно создать достаточное, но и не слишком большое количество семей. Наши компьютеры с легкостью определяют соответствия и быстро собирают подходящих индивидуумов в ячейки. Разумеется, скоординированная совместная жизнь делает людей куда спокойнее и довольнее. В зависимости от темперамента стимулируется частота соитий, в основном мы направляем энергию на выходные. Тогда же каждая пара имеет возможность наилучшей рекреативной деятельности. Мы отправляем их в кемпинги, спортсекции, иногда в творческие кружки... завтра будет фестиваль народного творчества на большой Арене, мы обязательно посмотрим успехи наших жителей... Что еще? Да, так же централизовано решается вопрос рождения детей. Сейчас пока еще это делается с помощью стимулирования потребности принять определенную микстуру, но вскоре будет найдена возможность и этот вопрос решить с помощью воздействия через чип на определенные участки мозга...
- А как вы знаете сколько нужно детей?
- Ну, это совсем просто. Обычно мы стараемся придерживаться принципа неувеличения населения. То есть число выбывших граждан равно числу прибывших. Но иногда в соответствии с необходимостью в хозяйстве мы или немного увеличиваем рождаемость или слегка уменьшаем...
- А выбывшие граждане? Какова у вас продолжительность жизни?
- Это зависит от трудоспособности. Бывает, индивидуум выходит из строя уже в пятьдесят лет... Зачем ему жить? И почему другие должны его содержать? Опять же, для спутника или спутницы жизни обуза... Да они и сами несчастливы! А другие, бывает, и до семидесяти работают с энтузиазмом, а то и дольше... А что, разве где-то по-другому? На вашей планете не так?
- Да нет... - усмехнулся Майкл, - в общем так. Только объяснения другие и называется иначе. А в принципе то же самое... Что-то в этом неправильно...
- Ну как же, мистер Коннор! Подумайте сами. Чтобы прокормить и вылечить всю эту уйму стариков мы должны или увеличить рождаемость, чтобы было больше работников, а значит потом будет в два раза больше стариков... или заставить работать в два раза больше молодых. Захотят ли они? Будут ли счастливы?
- А так растут эгоисты, думающие только о своих развлечениях... - горько сказал Джон.
Штурман снова увидел, что пора вмешаться.
- А кстати, господин Вынь, как вообще родилась эта замечательная система, кто ее придумал?
- О, мистер Джонс, ваши вопросы необычайно интересны. Представляете, эта система родилась еще в далекой древности, когда компьютеры только-только начинали занимать свое центральное место в жизни... Тогда только все эти огромные медленные мыслительные динозавры объединили в одну общую информационную сеть, которой любой мог воспользоваться. Таким образом все обладатели компьютеров (то есть практически все люди на Земле) оказались связанными между собой. Вот таким образом появились первые возможности взять под контроль любого и каждого. Для этого кто-то из древних, великих и придумал так называемые "социальные сети" - прообраз нашей современной системы. Каждый человек совершенно добровольно оставлял в сетях свои данные, имя, сообщал все, что с ним происходило. Остальное уже было делом техники. Постепенно люди избавлялись от громоздких настольных компьютеров, у них появились планшетки, куда они вбивали каждый сделанный шаг, что они съели, с кем переспали... Потом появились браслеты, которые сами снимали информацию, и наконец, люди поняли, что куда проще вживить компьютер-чип, который и будет соединять их ежесекундно со всем остальным миром... Вот и вся история вопроса...
- И у этой системы есть имя?
- О! Имя сохранила традиция, еще с тех древних времен - "фэйсбук".

*****

Колоссальный амфитеатр был заполнен народом до отказа. Или люди действительно любили подобные мероприятия, или это было обязательной формой социальной активности. Гостей господин Вынь провел в специальную ложу для привилегированных граждан, устроенную таким образом, что случайная встреча с прочими зрителями была исключена. Предложив гостям угощаться из автоматического бара, хозяин указал на крошечные фигурки атлетов на арене:
- Живьем тут разглядишь немного, но вот эти прозрачные экраны перед вами позволят увеличить любое изображение. Достаточно поглядеть сквозь экран на происходящее, а затем пальцами увеличить то место, на которое вы смотрите.
Он продемонстрировал это на собственном экране, вызвав перед собой огромное объемное изображение атлета, выделывавшего невероятные трюки на снарядах. Рядом с ним синхронно повторяли движения еще тысячи спортсменов.
- Вы спросите, а зачем смотреть представление тут, когда прекрасно все видно и на домашнем стереовизоре? Во-первых - здесь все настоящее, происходит прямо тут, живьем... И вы в этом участвуете, разве это не здорово? А во-вторых, есть что-то великолепное, объединяющее массы людей, когда они в едином порыве, с энтузиазмом...
Он прокашлялся.
- Посмотрите, как замечательно подготовлены наши спортсмены. Это древняя традиция - быть лучшими. Когда-то успехи в спорте имели огромное политическое значение. Нации соревновались во всем - от количества боеголовок до числа полученных медалей на соревнованиях. Именно в те времена мы начали отбирать и готовить к спортивным свершениям самых талантливых, самых упорных... Не все, не все подходили к финишной прямой, многие не выдерживали нагрузки, но успехи Родины важнее. Казалось бы - зачем нам это сейчас? Нет, это не просто дань традиции, вся наша великая нация получает колоссальный запас энтузиазма, позитива, который она позже реализует в трудовых подвигах. К тому же теперь у нас гораздо больше возможностей. Встроенные с детства компьютеры позволяют точно определять склонности, таланты, психологические типы каждого индивидуума еще в раннем детстве, а анализ полученных данных дает точный результат - и человек и общество уже с детства знает кем кому быть. Иными словами, осуществилась мечта человечества - от каждого по способностям, каждому по потребностям.
- Простите, дорогой Вынь, - перебил его Джон, - а мы поняли, что у вас существуют категории потребления, нам даже говорил наш провинциальный друг Ли Бо, что их очень много..
- Разумеется, друг Ли Бо совершенно прав. Так и есть. Но, во-первых, он не имел в виду метрополию, в провинции действуют совсем иные законы и регуляции. Я же говорю именно о метрополии... здесь у нас очень мало категорий, причем подавляющее большинство населения относится к одной категории, и это справедливо. У нас все трудятся не покладая рук, а значит, и все заслуживают равного доступа к благам...
- То есть каждый идет и берет что захочет? - заинтересовался Майк.
- В какой-то степени да, так и есть. Вы уже, наверно, представили ломящиеся в распределители толпы, ломающие друг другу руки и ноги в драке за товарами? - Вынь тонко улыбнулся.
- Ну а как же иначе? Человеку всегда чего-то не хватает.
- Вы ошибаетесь. Наши люди точно знают что им надо, что им можно хотеть, а чего не нужно. Лишние вожделения с легкостью отсекаются еще в детстве, а у взрослых встречаются чем старше тем реже.
- И что, не бывает, что взрослый человек вдруг меняет свои убеждения, начинает желать странного, перестает доверять наставникам? - усмехнулся Джонс. - Вот я вышел из под опеки в довольно взрослом состоянии.
- Милый штурман Джонс, ваше общество очень примитивно, хотя оно и предпринимает слабые попытки унификации (задача этой унификации мне, признаться, не ясна), здесь у вас не было бы ни единого шанса, уж поверьте...
- И что, никто никогда не бунтует, не отказывается подчиниться приказам в мозгу?
- Случается. Очень редко. Это, без сомнения, отклонение от нормы. Оно тщательно изучается, и такой индивидуум подвергается карантину. Хотя... пока дойдет до обследования, чаще всего все решается с помощью элементарной запрограммированной системы поощрений-наказаний в виде воздействий или на центры удовольствий или на болевые точки. Чаще всего все проблемы на этом и решаются. Но бывает, что особо травмированные особи и погибают. Что делать - лес рубят, щепки летят... Вы лучше поглядите - какая прелесть!
На арену вышли не менее тысячи крошечных детей с огромными взрослыми гитарами в руках. Крошки поклонились, сели и принялись синхронно исполнять сложнейшую мелодию, при этом не забывая с улыбками поворачиваться к залу одним общим движением так, что казались не живыми исполнителями, а частью одного сложного механизма.
- Видите как здорово? Их таланты обнаружены чуть не с рождения, и сразу же подверглись заботливой опеке... Разве это не прекрасно?
Потом еще выступали циркачи, танцоры, трубачи, жонглеры, наконец, арена полностью очистилась. Но публика все не расходилась.
- Сейчас будет самое интересное - гладиаторские бои.
- Как гладиаторские бои? - Майкл даже подпрыгнул. - Они что, убивают друг друга?
- Разумеется. Мы полностью воссоздали древнее зрелище.
- Вы что, с помощью ваших стимуляторов заставляете людей убивать друг друга?
- Нет конечно! Это преступники или нарушители границы...
- Преступники? А разве чип позволяет им совершать преступление?
- У них нет такого совершенного чипа, это люди провинции... Что вы так рассердились? Они совершили тяжкие преступления. И это очень гуманно, многие перед смертью повидают прекрасную метрополию, до этого у них такого шанса и не было. И погибнут они в честном бою, а не от руки палача. К тому же, кто-то останется жив... И ему не только даруют свободу, но и особые привилегии... Но это другая история.
На арену уже выходили люди в красных плащах, сандалиях, с щитами, оперенными шлемами. Другие выносили древнеримские штутгарты и знамена под визгливые звуки примитивных горнов и рогов...
- Видите, все как в древности. Единственное, мы уже голосуем не большим пальцем, а с помощью обычной связи.
На экранах в углу загорелись два изображения руки: одной с большим пальцем кверху, другой - книзу.
Вынь Су Рок потер руки:
- Сейчас будет самое интересное! Настоящий бой, и залитая кровью арена! И вы, собственноручно решающие их судьбу, дарующие или отбирающие право на жизнь... Как? Вы не хотите? Серьезно? Ну хорошо... Тогда я попрошу моего помощника показать вам наши заводы. Мне уж очень хочется посмотреть ...- он что-то набрал на своем прозрачном экране, - Сейчас он за вами придет. Кстати, Майкл, он тоже историк по образованию, думаю, вам будет любопытно с ним познакомиться.

*****

Помощник не сразу повел уставших путешественников на заводы, а первым делом решил вопросы с жильем. Для Майкла и Джона вертикальный стиль имперских городов был очень непривычным, что касается Хамми, то он, хотя и видел в своем Нью-Йорке останки небоскребов, считал их давно забытым далеким прошлым человечества. Так что все начали упрашивать своего провожатого устроить их как можно ниже к земле. Помощник (его звали Цао Цао) страшно удивился. Он собирался поселить почетных гостей в лучших номерах в гостинице, которые, разумеется, находятся на самом верху, где чистый воздух, прекрасный вид и тишина... Он с интересом посмотрел на подопечных. Они разговорились.
- А кстати, как вам понравилось выступление нашей творческой молодежи?
- Если честно, я не понял, - стараясь не задеть собеседника, осторожно высказался Джон, - для чего была эта тысяча гитаристов? Я сам в детстве играл на гитаре, это тонкий, нежный инструмент... в толпе от него ничего не останется. Не лучше было бы выступать по-одному?
- О, вы не понимаете! Представьте себе, что играть на гитаре хотят многие, а желающих слушать их - куда меньше. То же самое и с другими видами творчества - литературой, живописью... По статистике, на одного музыканта приходится один слушатель, на одного писателя ноль семьдесят три читателя, на одного художника - одна десятая зрителя... И что же им всем делать?
Поэтому писатели собираются в творческие союзы, обычно по триста-четыреста человек, пишут коллективно одну книгу, - и вот у всех будет по двести-триста читателей! Так же творят и художники. Теперь представьте, что на сцене тысяча гитаристов, каждый привел одного слушателя, каждый слушатель поставил лайк, а в результате каждый из тысячи гитаристов имеет тысячу лайков! Понимаете? И они счастливы!
- Какие лайки?! Помогите! Ничего не понимаю! - не выдержал Джонс.
- Вы правда не знаете? - округлил глаза Цао Цао. - Так вас ждет самое интересное! Но пока посмотрим квартиры. Кстати, я не получил никаких данных о вашем семейном положении. Сообщите мне, я быстро введу... итак, вы путешествуете одни?... угу... ваша ориентация? ... угу... ваши пищевые предпочтения?... что такое халяль?... ладно, я введу, центр разберется... как поздно ложитесь спать? .... угу ... когда завтрак?... обед?... ужин?... когда встаете?... предпочитаете секс утром или вечером?... угу... о, среди ночи? Хороший выбор, Майк... Сколько раз в неделю? Ну вы идете по высшей категории, вам можно... все, если будут вопросы, я дам знать... Вот ваши номера, 16 этаж, ниже люкс-номеров не было, хотя, я бы никогда не поселился так близко к земле... ну, дело вкуса... Располагайтесь, потом пообедаем внизу, и, как обещано - на заводы...

*****

- Производство - наша главная гордость. Ведь это трудом наших соотечественников создано все вокруг. К тому же труд - наша давняя традиция. Я слышал, кто-то из вас историк?
- Это я, - Майкл как школьник поднял руку.
- Очень приятно, у меня докторская степень в университете Ванкувера, не Шанхай, конечно, но все же... Вы знаете как поднялась наша империя? В далекие времена мир делился на силовых игроков, которые пытались поделить сферы влияния между идеологиями и религиями. Мы оказались умнее. Важнее не тот, кто грозит всем, а тот, кто всем нужен. Постепенно мы перевели все производство к нам. Неважно, какая сила была у остальных, какая идеология, какая древняя культура. Они все стояли перед нами с протянутой рукой, потому что они ничего не производили, а мы делали все! И нам можно было все!
- Ну хорошо, - Майкл прервал Цао, - это нам известно, но я не понимаю на чем основана ваша сила сейчас?
- Как на чем? На том же... Мы производим все для всех...
- Не понял, - вмешался Джонс, - у нас в Нью-Йорке примитивные повозки, в Сибири полуживые паромобили, в метрополии электронные тренажеры и карты... и все это сделали вы?
- Конечно мы. Все зависит от платежеспособности клиента. Кто-то получит примитивные паромобили, кто-то тренажеры, но есть заказчики куда более платежеспособные, которые имеют все самое передовое... но все равно все производится здесь, у нас! С Сибирью труднее, у них пиратство в крови... продашь им один паромобиль, так тут же через тракеры (кустарные мастерские) начинают ляпать копии по всем паханствам. Кстати, мы уже приехали на завод. Здесь производят кухонные комбайны, идущие на продажу в основном в Европейские Эмираты... для нас они, разумеется, совсем примитивные... Выходите... За мной... Вот линия корпусов... Как видите, корпуса сделаны из дешевого металла и стекла, дерево почти не используется, также как современные стекла и сплавы.
- У меня вопрос, - Джон тоже поднял руку. - Если нефти больше нет, чем же с вами теперь расплачивается остальной мир? Зачем вы должны снабжать комбайнами эти самые Европейские Эмираты? Чем они смогут с вами расплатиться?
- Меткий вопрос, - Цао с улыбкой поглядел на Джонса. - Поверьте, каждый, кто получает наши товары, расплачивается за них сполна. В данной ситуации мы платим за то, что они нас не трогают.
Пока шла эта беседа, Джонс с интересом наблюдал за происходящим в цехе. Одни рабочие сосредоточенно трудились на конвейере, не обращая внимания ни на что, другие вдруг вскакивали, неслись куда-то, третьи перевозили изделия и детали с места на место, и все это не глядя друг на друга, в полной тишине...
- А у меня один вопрос, - обратился он к Цао, - как они обмениваются командами друг с другом? Я вижу тут полную координацию действий, хотя никто ни с кем не говорит...
- Ну это совсем просто, мне даже странно, что вы не понимаете. Они же сидят в "фэйсбуке"!
- Как это?
- Это такое выражение. У всех чипы. Фэйсбук. Когда что-то нужно - посылают друг другу мессаджи. Зачем им разговаривать? Я так привык к этому, что странно видеть кого-то, кто не знаком с такой элементарной вещью...
- А можно мне поговорить с ними?
Цао даже открыл рот:
- Поговорить? Ну что ж, попробуйте...
Джонс подошел к одному из работающих на конвейере...
- Как дела?
Рабочий его не заметил. Глаза его горели. Он бормотал:
- Лайк, и еще раз лайк, а теперь шеар, получил мессадж, опубликовать фото, и это фото... а это я на работе, а это я после работы, а это я самый крутой... селфи... лайк, лайк, лайк... Получил, иду...
Он вдруг вскочил и побежал куда-то... конвейер остановился.
Обескураженный Джонс вернулся к компании.
- Ну как, поговорили? - засмеялся Цао Цао. - Вы для них не существуете, зато в голове десятки таких же как они работников, друзей, тут же начальник следит за работой, дает команды... поверьте, они счастливы...

*****

- Цао, объясните, я думал, что это обычные люди, просто дрессированные посредством своих электронных чипов, и что я вижу? Это какая-то совсем другая порода...
- Вы же видите, это их образ жизни, и они погибнут без него. Уже шесть поколений живут так, новый вид... И их не надо дрессировать, достаточно запустить в социальную сеть нужную идею...
- Но вот вы же, Цао, вполне адекватный, говорите как обычный человек, доктор истории...
- Я и есть обычный человек, я не в системе.
- Как? А как же вы стали важным чиновником?!
- А никто из чиновников в системе никогда и не был. Нас набирают в провинции. Я из западной Америки, правда, это очень близкая, продвинутая провинция... Друзья, уже поздно, я отвезу вас домой, если забыли как найти номер - ваши браслеты вам помогут. Завтра я с удовольствием продолжу беседу...

*****

Джонс прошелся по своему уютному номеру, на ходу сбрасывая одежду в утилизатор, задумчиво пошел в душ. Он был озадачен. Его знания о родной планете оказались такими скудными...
Принял душ, пошел в спальню.
На пороге остановился.
В кровати лежала молоденькая девушка и восхищенно смотрела на него.
- Ты кто?
- Я Джи Аи! Я лайк твой профиль!
- Чего ты лайк?
- Сегодня я получила новую аппликацию, называется "Полюби инопланетянина".
- Я не инопланетянин.
- Неважно, ты прилетел с другой планеты. Там были три портрета. Я посмотрела профили и больше всех лайк твой. Иди ко мне! Приглашаю тебя на эвент. Ты принимаешь приглашение или отклоняешь? Или мэйби?
Джонс улыбнулся:
- Принимаю...
- Лайк...

Через полчаса Джи уже кричала без перерыва:
- Лайк, лайк, лайк!....
И только успокоившись через час, засыпая, пробормотала:
- Шеар... френдам, и в группы ...
Она еще долго что-то бормотала...

*****

Tags: Космическая Одиссея
Subscribe

  • Не совсем фантастический роман

    Начитавшись книг про ракеты и космонавтов, в детстве я мечтал сочинить и своё собственное космическое произведение. Чтобы там были звездолеты,…

  • \Космическая одиссея 2201. Оглавление

    Напоследок. Работа закончена, все. Больше переделывать ничего не стану. Доволен. Хотя очень критично отношусь к печатному слову. Особенно к своему.…

  • Космическая одиссея 2201. Эпилог

    Черное бездонное небо полное незнакомых созвездий. До земли сотни световых лет. Внезапно пустоту пронизывают яркие вспышки. Они переливаются как…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments