fuguebach (fuguebach) wrote,
fuguebach
fuguebach

Пропущенный Год (фантастический рассказ)



(Критика и замечания приветствуются).




Серо-желтая птичка села на влажный от росы стол, за которым, любуясь рассветом, пил кофе Нико, и принялась клевать с тарелки его печенье.
Нико затаил дыхание.
Каждая зверушка тут наперечет и, чувствуя свое привилегированное положение, редкие зайцы и белки не боятся, что кто-то может их обидеть.

А вот лес уже совсем разросся, покрыв как соседние холмы, так и лежащую внизу долину с прозрачной чистой рекой. Отсюда не видно, как из реки выпрыгивают резвящиеся форели, пытаясь поймать все еще немногочисленных мух и комаров.
Нико в последний раз полюбовался утренним туманом, постепенно рассеивающимся под лучами восходящего солнца, и пошел в дом собирать вещи.

Собирать особо нечего было. Одежда на пару дней, пока закажет новую, а доступ к любой информации, литературе и искусству у него был в любом месте и в любое время.
Нико отключил картины (в последнее время он увлекался старинной голландской живописью), виды древней Земли в гостиной и набрал сообщение об освободившейся квартире. Хотя вряд ли в ближайшее время на нее найдутся желающие: свободного жилья было куда больше чем людей.
Тут же он получил новый адрес в Нью-Оксфорде, единственном университетском центре на Земле. Сегодня там начинается его преподавательская работа.

Стена скользнула в сторону, и в комнату вошел Дэни. Нико полюбовался сыном, как тот вырос, возмужал в последнее время.
- Ты уже собрался, сынок? Нам пора. Вечером у меня лекция.
- О чем лекция?
- По моей теме, то, чем я занимался все эти годы. Пропущенный Год. Вводный курс, но будет интересно. Я даже думаю организовать археологическую экспедицию к Обломкам... И тебе пора приступить к учебе.  Экобиология, верно? Хотя, конечно, мне мечталось, что ты тоже станешь историком.
- Пап… - Дэни смущенно замолчал.
Нико внимательно на него посмотрел.
- Что случилось?
- Я останусь тут… с Люси.
- Дочкой лесника?
- Да… что ты так смотришь?
- Как..? Я ничего не имею против. Пусть она тоже поедет с нами.
- Папа, ты не понимаешь… У нее здесь лес…
- И там тоже лес.
- Это другое. Здесь она выросла, знает каждый кустик, каждого воробья.
- Из-за этого ты откажешься от учебы? После всех конкурсов и экзаменов?
Дэни сразу напрягся и сжал кисти рук:
- Папа, послушай… Тебе трудно понять… Ты всю жизнь занимался наукой… И с мамой у тебя не очень вышло, поэтому ты смотришь на все немного цинично...
Нико улыбнулся, увидев, что сын запнулся:
- Ну, продолжай. А у тебя, конечно же, все не так, по-настоящему?
- Не смейся! Да, у нас по-настоящему! Такое раз в жизни бывает! Разве учеба этого стоит?

Нико обнял сына за плечи:
- Садись. Да ничего, вылечу чуть позже, ничего страшного. Хочу с тобой поделиться опытом “старикашки”. А ты уж сам решай, нужно тебе это или нет. Я ведь тоже в свое время как и ты верил, что нет ничего важнее чем... - он прервал сам себя, - … Послушай как было… В общем, я тоже наплевал на учебу и на любимое дело. Думал, мама оценит. А вышло совсем наоборот - мама увидела в этом слабость, отсутствие инициативы и лидерских качеств… А может, ей стало неинтересно - цель достигнута, со мной все ясно.
- У нас так не будет! Люси меня любит!
- А если любит, почему бы ей не поехать за тобой? Послушай, сынок, есть вещи посильнее простого понимания, любви или благодарности… Это инстинкт самки, выработанный тысячелетиями…
- Папа, но мы же не животные! Мы люди! Да, есть, как ты говоришь, “самки” и “самцы”, но отношения изменились, мы все равны.
- Ну конечно, наш распорядок жизни вводит в заблуждение. Но Пропущенный Год случился не так уж давно, по историческим понятиям, разумеется, и за это время не могло измениться то, что вырабатывалось тысячелетиями.
Дэн с сомнением почесал щеку:
- А что такого особенного было до Пропущенного Года?
- Хочешь съездить со мной послушать лекцию? Вернуться всегда успеешь.
- Ну хорошо, договорились. Так что там было по-другому?
- Просто мир был более жестоким и конкурентным, это требовало иных отношений. Вот представь себе, что человеческая самка ведет себя и рассуждает совсем иначе чем самец. Потому что задачи у нас разные. Твоя задача - побеждать, добывать, быть первопроходцем.  А её задача - рожать и растить детей.
- Что за ерунда! Детьми занимаются центры воспитания, потом уж они сами решат где и с кем жить. А женщины нередко бывают такими же и даже лучшими первопроходцами.
- Все правильно, Дэни. Только ты говоришь про устройство нашего общества - и больше ни о чем.  Природу оно не изменит. Многие тысячелетия люди жили именно так, как я тебе описал. Мужчины выполняли роль первопроходца, добытчика и защитника. Женщина вынашивала потомство. Ну и что оттого, что сейчас все изменилось? Инстинктивно она продолжает вынашивать потомство, даже если бездетна. Потому автоматически выбирает себе защитника, опекуна, командира и вообще сильного.  Но даже, выбрав, продолжает оглядываться по сторонам, не найдется ли кто посильнее? Так, кстати, повела себя твоя мама. В тот самый момент, когда я был уверен, что все у нас замечательно, она внезапно объявила, что уходит. Можно сколько угодно сердиться на нее, но она нисколько не виновата. Виноват я. Потому что забыл про элементарные инстинкты. Но я все равно ей благодарен, в первую очередь потому, что не морочила долго голову, и я был еще достаточно молод чтобы вернуться к любимой науке. И больше не делать прежних глупостей.  Нам женщины могут показаться невероятно циничными и расчетливыми, а мы им - примитивными и глупыми. Но как бы ни хотелось быть откровенными и искренними - это игра, и она не на нашем поле. И когда противник сразу сдается, даже не начав сопротивление, победитель тут же ищет партнера посильнее. Подумай об этом, сынок.
- Я подумаю… Ты говоришь, так сложилось до Пропущенного Года?
- Задолго до него, тысячелетия… - он поглядел на светящийся циферблат, - Нам пора, путь неблизкий.

Нико специально не стал поднимать флаер выше облаков: хотел полюбоваться вечерней Землей. Большей частью она была пустынной и голой, и только чистые прозрачные реки разрезали мертвые долины, покрытые вечерним туманом. В этот район пока еще не добрались экспедиции восстановителей - лесников. Зато останки поселений виднелись тут и там словно вставные зубы. Как ни старался Нико облетать их стороной, этих, будто вылепленных из картона, каких-то нереальных макетов посреди безжизненных голых пейзажей было так много, что полностью избежать встречи с ними не представлялось возможным.
- Папа, смотри! Вон там!
Нико поглядел куда указывал Дэни, и чуть не крякнул с досады. Надо же было так опростоволоситься: по левую сторону до самого горизонта простирались останки гигантского города. Он слишком взял на юг.
- Давай посмотрим! - и увидев недовольное лицо отца, - ну пожалуйста! Я никогда не видел таких огромных поселений. Ведь это “город”, правда? Я читал про них...
Нико, не говоря ни слова, повернул флаер, и скоро под ними во все стороны простирались лишенные всякой растительности, похожие на мираж в пустыне улицы когда-то одного из самых красивых городов на Земле.
Дэни с восторгом глядел на удивительные, украшенные витиеватыми балконами и лепными фигурами, здания, площади, триумфальную арку, одетую в камень прозрачную мертвую реку.
- А что это там, смотри! Какая-то необычная башня, вся из железа. Наверно, это передающая антенна?
- Так называемая “Эйфелева башня”.  Про нее полно книг и фильмов. Честно говоря, я так и не понял для чего она предназначена. По всему выходит - так, для красоты. Но кто его знает на самом деле. Люди в те времена были странно подозрительны, никогда ничего не говорили прямо, что-то все время скрывали… И здесь, наверное, тоже была какая-то секретная функция…
- Папа… Сколько же здесь жило людей? Я не могу себе даже представить…
- В этом городе, считается, было от пяти до десяти миллионов. И таких мест очень много.
- Куда же они все делись, эти люди? У нас сейчас по всей Земле, наверно, раз в сто меньше.
- Почти попал в точку. Шестьсот девяносто тысяч. А куда делись - я расскажу сегодня. Ну что, насмотрелся? Нам надо поторопиться, университет не близко, еще через океан лететь, так что отдыхай.
И он круто направил флаер в облака.

Внизу расстилался самый развитый район американского континента, да и вообще Земли. Лес тянулся до самого горизонта, тут и там над реками или на берегах прозрачных озер стояли утопающие в зелени домики. На лугах паслись коровы и козы, над озерами кружились чайки.
Дэни жадно смотрел вниз, такого ему видеть еще не приходилось, их жилище у подножия Альп окружал довольно скромный по размерам молодой лесок, с немногочисленным зверьем, да парой десятков домиков энтузиастов-экологов и лесничих.
Тут открылся совсем необычный вид: множество утопающих в зелени красных, коричневых и зелёных крыш, окружающих просторное пятиэтажное здание с высокой башней обсерватории.
- Что это?! - Дэни глядел вниз, раскрыв рот от изумления, - Город?
- Ну почти, - улыбнулся Нико, - до города Нью-Оксфорду все же далеко, и, может, это и хорошо. Ничего стоящего в этих городах не было.
Он поглядел на часы:
- Мне надо уже скоро приступать к обязанностям, поэтому полетим прямо в университет…

Они посадили флаер на площадке перед зданием университета, оставили вещи внутри и двинулись к главному входу.
Нико когда-то здесь учился, но в роли профессора выступал впервые.
Он сразу направился на ленту эскалатора, в сторону обсерватории. Почувствовав себя вдруг помолодевшим на тридцать лет, он шагал по ленте широким шагом, так что Дэни с трудом поспевал за ним.
Наконец они поднялись на самый верх, в амфитеатр учебной обсерватории, под раскинувшимся над головой чистейшим небом Америки.
Наконец начало темнеть, длительный полет на запад остановил время, но глаза слипались, ведь в Европе давно уже была ночь.
На столике рядом с кафедрой пыхтел кем-то заботливо приготовленный кофейник. Это было очень кстати.

Пока Нико и Дени пили кофе, в аудиторию под открытым небом собирались юные студенты Нью-Оксфорда, и, по мере того как темнело, скамьи амфитеатра все более заполнялись желающими послушать лекцию по древней истории.
- Ого! - протянул Дэни, застыв с чашкой, - Похоже, папаня, ты здесь популярен.
Нико улыбнулся, откусив хороший кусок пирожного:
- Дело в том, что до истории долгое время никому не было дела. Слишком серьезные задачи стояли перед всеми, поэтому и студенты, если поглядишь, - сплошь, если не биологи, то экологи или почвоведы… Так что подробный курс по истории, тем более - по ТОЙ истории, долгое время никому не нужен был. Теперь вот момент настал.
Наконец, совсем стемнело. Через все небо протянулась светящаяся полоса - кольцо Обломков, пересекающая небесный свод  яркая, переливающаяся всеми цветами радуги лента.
И хотя она давала довольно много света, Нико включил небольшую подсветку у себя на кафедре. Чтобы совсем не потеряться под звездами.

- Ребята, я очень рад видеть всех вас, а главное - поделиться тем, что изучал многие годы, собирал по крупицам. И вот теперь решено открыть кафедру древней истории. Может быть, кто-то даже захочет и дальше изучать тут разные интересные вопросы. А теперь скажите: кто из вас знает что такое Потерянный Год?
Несколько неуверенных рук поднялось в аудитории.
- Как тебя зовут? - Нико показал на девочку с коротко остриженными светлыми волосами, в джинсовом комбинезоне с множеством карманов, набитых колбочками и шприцами, словно она только что вышла из лаборатории.
- Рита. Нам объяснили на курсе, что Пропущенный Год - это когда на Земле погибло все живое, и нам пришлось все заново восстанавливать. Верно?
В классе поднялся шум.
- Молодец, Рита. В твоем ответе есть доля истины, - он улыбнулся девочке, - но в целом он ошибочный. Кто-то еще хочет сказать? Ты? Назовись…
На этот раз черноглазый мальчик, смуглый и с уже пробивающейся бородкой поднялся с заднего ряда:
- Сол… Я знаю. В Пропущенный Год все на Земле заснули и весь год проспали. Вот и пропустили.
Класс грохнул от смеха. Нико, смеясь, ответил:
- Ну что, Сол, и в твоем ответе тоже что-то есть… Еще идеи? Ну тогда я вам покажу случайно сохранившуюся запись.
В классе появилось объемное изображение какого-то огромного вечернего города. Гигантские башни простирали светящиеся окна до небес. По улицам неслось бесконечное количество самых разных передвижных средств, повсюду переливались, вспыхивали и гасли огни гигантских объявлений и движущихся изображений, а по улицам беспрерывно лился сплошной людской поток, самых разных, странных, непонятно одетых людей, некоторых, без сомнения, сумасшедших. Одни куда-то спешили, на ходу что-то отпивая из бумажных стаканов. Другим же явно никуда спешить не надо было. Они лениво брели, наступая на ноги другим, их глаза были пусты… Все - улицы, машины, дома, люди - тонуло в смрадных испарениях, и даже на изображении было видно насколько они ядовиты и зловонны…

Нико погасил картину. В зале повисла тишина. Наконец Рита выдавила из себя:
- Профессор, что это было?
Нико не ответил. Вместо этого он снова включил проектор.
Перед притихшими студентами возникла новая сцена: огромный черный камень посреди площади, плотно забитой людьми, обернутыми в тряпки и полотенца, с дикими безумными глазами крутящимися спиралью с одной только целью - прикоснуться к камню. Там и тут возникали потасовки, кто-то падал под ноги другим, но толпа поцарапанных, окровавленных людей продолжала кружиться в своем безумном хороводе… Тысячи, десятки, может, сотни тысяч сумасшедших…

Изображение погасло. В амфитеатре поднялся шум.
- Профессор, что это? Кто эти странные люди? Где они?- Высокий чернокожий курчавый парень в костюме лаборанта-генетика беспокойно смотрел по сторонам, будто пытаясь прочесть ответ в глазах сокурсников.
- Как тебя зовут?
- Джек. Объясните, профессор.
- А что ты думаешь?
- Может, это какой-то эксперимент? Или постановка… но для кого?
- Нет, Джек, это не постановка и не эксперимент. А вот еще отрывок.
Перед зрителями возник огромный зал, до отказа заполненный людьми. Эти люди, одетые в странные неудобные тесные наряды, в сверкающей нелепой обуви, со странными свисающими с шеи разноцветными кусками ткани, в полном одурении что-то кричали друг другу, в аппараты, которые держали возле уха, размахивали руками… Некоторые плясали в безумной радости, другие ревели как маленькие дети… На огромном табло беспрерывно менялись какие-то цифры, стрелки…
Нико искоса поглядел на затихший класс:
- Ну еще несколько...

                                     
… Огромный зал. Тысячи людей стояли перед лентой, по которой двигались  детали каких-то механизмов. Детали перемещались от одного к другому, каждый что-то вставлял или поворачивал, деталь двигалась дальше. В самом дальнем углу зала готовые механизмы складывались в коробки, коробки отвозились в гигантский амбар, где составлялись в огромные штабели, до самого потолка заставленные коробками, конец амбара, казалось, скрывался за горизонтом….
… Широкая мутная река. Тысячи оборванцев купаются в этой желтой грязной воде. Сотни женщин тут же стирают какие-то тряпки. На берегу похоронная процессия спускает на воду лодку с усопшим и поджигает её. До самого горизонта тянутся трущобы…
… Мощный внезапный взрыв заставляет студентов вскрикнуть. Стены дома рушатся, оттуда выбрасывает разорванные тела, несколько детей с криками бежит от преследующего их летательного аппарата, тот выпускает ракету - и все кончено… Бородатый человек выпрыгивает из окопа и делает выстрел, но тут же загорается как факел и огненным клубком катится по земле.

Нико остановил показ.
- Ну хватит пока.  Итак, что вы думаете?
В классе повисла тишина. Наконец, Сол задумчиво поднялся со своего места:
- Учитель, вы нам что-то странное показываете. Мы знаем, что на Земле есть развалины каких-то огромных поселений, но они наверняка относятся к каким-то доисторическим временам. А эти люди? Как давно это было?
- Всего-то сто пятьдесят три года назад. Сейчас какой год? Сто пятьдесят второй, значит, сто пятьдесят три…
Откуда на земле было столько людей, да и вообще, разве земля способна их прокормить? - Сол подергал свою жидкую бородку, - Посмотрите, как мы боремся, чтобы на земле вообще что-то росло...
Тогда поглядите ещё один фильм...

Следующая картина заставила класс ахнуть. Это был вид с птичьего полёта. Вся поверхность Земли была покрыта лесами, перед глазами проносились зеленые луга, на которых бегали неизвестные дикие звери, огромные птичьи стаи с криками летели над бескрайней зеленой поверхностью... Затем камера нырнула под воду: мириады серебристых, красных, полосатых и совсем неизвестной формы и цвета рыб резвились под водой, тут же были какие-то невиданные животные... все морское дно покрывали водоросли, непонятные зеленые кусты и переливающиеся кораллы... камера вновь оказалась на поверхности... на Земле была ночь. Дикие кошки и лисы с горящими глазами пробирались сквозь густые заросли. В кронах гигантских деревьев ухали совы, шелестели летучие мыши... Невидимый глаз поднялся ещё выше... но что это? Абсолютно чёрное небо, никаких признаков такого привычного кольца. Зато в зените ярко светит большое как тарелка, совсем близкое ночное светило, то ли планета-спутник, то ли холодная звезда.
Класс вскочил со своих мест, всех охватило возбуждение.
Джек попросил слова:
- Профессор, это Земля? Что-то она совсем не похожа на нашу планету. Вы просто пошутили, верно? Наверное, где-то во вселенной есть похожая планета, но им повезло больше, у них полно животных и растений, и ещё там живёт множество людей, нам же... - Джек остановился в задумчивости.
- Что ты замолчал, Джек? Ты подумал о тех пустых городах, в которых, возможно, жили миллионы людей, верно?
- Да, это так.. и все же...
- Все верно, парень, ты не ошибся, это совсем другая планета.
- Но тогда почему?...
- И этой планеты больше не существует. Но именно там жили наши предки. Ваши, - уточнил он.
Нико заглянул в обращённые к нему удивленные глаза и продолжил:
- Я не оговорился, и это не шутка. Сто пятьдесят четыре года назад на третьей от Солнца планете, которая называлась Земля, проживало почти десять миллиардов человек. Планета задыхалась от перенаселенности, ещё больше она страдала от перепроизводства, исчезновения полезных ископаемых и природных ресурсов. Тем не менее на Земле были сотни тысяч видов растений, животных, насекомых, микроорганизмов... Всему этому грозили тотальным уничтожением постоянные войны, промышленное загрязнение, техногенные катастрофы, но люди верили, что все находится в их руках, и если они соберутся вместе и обсудят что делать, и осудят того, кто мешает им найти решение, то и проблем не станет. А пока они так думали, все продолжалось как было.
Как - то астрономы обнаружили , что к Земле направляется какое-то крупное космическое тело. Поначалу никто особенно не беспокоился, потому что все надеялись, что как всегда обойдётся.
Но вскоре стало ясно, что этот астероид идёт прямо к Земле, и столкновения не избежать.
Теперь попробуйте предложить варианты решения проблемы. Все вы ученые, хоть и молодые, и дети учёных. Ведь именно ваши прадедушки и прабабушки когда-то нашли выход.

Рита тут же подняла руку:
- Профессор, тут и думать нечего. Нужно уничтожить астероид. Взорвать, пока он не приблизится к Земле.
Ну что ж. Это была первая идея, которая тогда пришла всем в голову. К астероиду отправили автоматический зонд чтобы взять пробы грунта, сделать просвечивание и так далее. К сожалению, ничего не получилось, - Нико задумался, вспоминая кадры хроник, панику учёных, видевших как зонды взрываются один за другим, - Да, ничего не вышло. Объект оказался совершенно неясной природы. Он излучал мощную энергию, мощнее, чем самые разрушительные земные бомбы. Причём, когда он вошёл в Солнечную систему и пришёл в столкновение с мелкими объектами, такими как астероиды и кометы, его энергия только возрастала. Иными словами, не только уничтожить, но даже приблизиться к нему для изучения не представлялось возможным. Какие ещё будут идеи?
Поднялся совсем рыжий мальчишка, конопушки были рассыпаны по его лицу как горох, глаза его тоже были рыжие, оттого он казался совсем юным:
- Профессор, но все явления, описываемые вами, говорят о том , что астероид, возможно, состоял из антивещества, поглощающего наше вещество и превращающего его в энергию, так?
Как тебя зовут? - улыбнулся Нико, - И чем ты занимаешься?
- Меня зовут Сэм, и я изучаю физику, - и, увидев удивленно поднятые брови лектора, добавил, - Вы, наверное, не в курсе. У нас уже довольно большая кафедра теоретической и экспериментальной физики.
- Да нет, я слышал, что кафедра есть, она была и раньше, но я не представлял, что вы там изучаете такие интересные вопросы. А что бы ты предложил сделать?
- Сделать с подобным объектом нельзя ничего. Единственно верное решение - убраться с его пути. Судя по всему, этот осколок , пришедший к нам с другого края вселенной, где все состоит из антивещества. Любопытно, что за все это время он не столкнулся с каким-нибудь крупным телом. Это очень маловероятно. Ещё сложнее объяснить то, что он шёл именно к Земле, будто специально направлялся к единственному населенному разумными существами месту во вселенной.
- Ты высказал очень интересную мысль. Мало того, философы того времени прямо так и ставили вопрос: "Не было ли это прямой волей Провидения?"
В классе снова стало шумно.


(окончание следует)
Subscribe

  • Поэтическое

    Феминистические стихи о сексуальных домогательствах Пошла с ним в ресторан как поэтесса, А он, скотина, в мыслях хочет секса. Я женского…

  • Ролан Диенс. Прощание с Мастером.

    Это очень грустно, когда уходят такие таланты. Еще грустнее, когда они уходят так неожиданно. Лично я думал, что главное Диенс еще не написал.…

  • Во дворце датского короля

    Пока пишется мой следующий пост из серии "Канада vs Израиль" о здравоохранении (обещает быть интересным, но, как всегда, возьмет какое-то…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments