fuguebach (fuguebach) wrote,
fuguebach
fuguebach

Category:

Сегодня тридцать лет назад (3)




Первое, что нас встретило в аэропорту, - то, чего мы давно и со страхом ожидали.

Жара.

Израильской жарой нас пугали постоянно.

Люди, выезжавшие по израильской визе в Америку, уверяли, что, конечно же, они бы поехали в горячо любимый Израиль, если б не жара. После чего селились в Сан-Диего или Хьюстоне. Да и Нью-Йорк летом прохладным никак не назовешь.

Одна знакомая рассказывала про некоего художника, который ужасно любил Израиль, просто тосковал по нему.
Но жара его так угнетала, что поселился он в Ирландии, там творит, и оттуда так же горячо любит Израиль. Честно говоря, зная отношение Ирландии к Израилю, подозреваю, что любит он очень тихо, как в Советском Союзе когда-то.

А, скорее, громко не любит. Ничего личного, только бизнес.

Уезжали мы из Москвы, ужасно холодной, неуютной, с пронизывающими ветрами, где каждую минуту хотелось куда-то заскочить, погреться. Только некуда было. Советская Москва была ужасно негостеприимная.

И вот мы выходим из самолета. Воздух - горячий! Солнце как калорифер, подвешенный на небе. Но в целом - вполне терпимо. У страха глаза велики. Просто надо было снять лишнюю одежду.

Забегая вперед, скажу, что привыкали мы к климату довольно долго, надо было научиться пить, не ходить по улице в знойные часы.

Потом я снова оказался в умеренно-континентальном климате и через какое-то время понял: лучше жара, чем мороз. Тем более, когда зима чуть не полгода.

Вот уже пять лет я снова в Израиле, и пока по морозу не соскучился.

Перед нами был довольно скромный аэропорт, там и сям росли пальмы, так что и без горячего воздуха было ясно, что мы действительно в Израиле. Нас загрузили в обычный аэропортовский автобусик, с нами зашла девушка-охранница с несвежей смуглой кожей, по дороге она все время переговаривалась с кем-то по маленькой рации с антенной, смеялась и кричала. Я ничего не понимал, ни единого слова, хотя до того думал, что как-то более-менее иврит знаю.

Первым делом в зале прибытия мы увидели людей с плакатом, на котором была написана наша фамилия. Вот это да! Кому это мы понадобились?
Оказалось, по нашу душу прибыла съемочная группа. Фильм-то надо закончить, верно?
Отсняв нас, счастливо прибывающих на родину, группа ретировалась. А мы остались разбираться с нашими делами.

Канитель только начиналась. Хотя нас очень быстро распределили по чиновникам, они там занимали большой зал, каждый новоприбывший подсаживался, подавал документы, нас оформляли. Чиновники были тоже разные. Работая, с нами, они не переставали общаться между собой, видимо, хорошо были знакомы.

Меня оформлял какой-то веселый молодой человек. Он переговаривался с чиновницей за соседним столом на иврите. У той был очень смущенный вид, а он явно насмехался.
«Она очень переживает за тех убитых арабов» - сообщил он мне.
«Я тоже переживаю» - сказал я довольно искренне.
«О чем, что так мало?» - засмеялся он.

Надо сказать, что взгляды у меня на тот момент были, скажем так, - либерально-демократические. Точнее, те, что принято называть так. Потому что они у меня и сейчас, в принципе, либерально-демократические, но слегка по-другому.

Если не разбираться в сути, я бы на тот момент, скорее всего, выбрал бы для себя партию «МЕРЕЦ». Правда, в сути я разобрался довольно быстро.

Тем не менее, не нужно быть леваком (то есть как раз именно не нужно) чтобы понимать, что жажда чей-то крови не имеет никакого отношения к политическим взглядам, а, скорее, говорит об уровне культуры.

Было еще какое-то ожидание в зале для приезжающих олим. Помнится, нам выложили поднос с бутербродами, бурекасы (тогда для меня еще просто слоеные пирожки) и нарезанные четвертинки апельсинов.
Тут же стояли большие кувшины с соками.
Я никак не мог принять, что это все свободно, подходи и ешь.
Работавшие в аэропорту люди равнодушно проходили мимо всех этих халявных яств, не набрасывались, не складывали за пазуху.

Я, стесняясь, спросил, как мог, работающую рядом уборщицу, можно ли это брать. Она безразлично пожала плечами и сделала рукой красноречивый жест, типа, хоть все забирай. Были там, помню, бутерброды с сыром (страшный дефицит в Челябинске 90-го), про апельсины молчу. Кстати, с тех пор всегда апельсины нарезаю на четыре части. До того (в те редкие моменты, когда они попадали мне в руки), обдирал ногтями шкуру с целого.

Наконец, все процедуры закончились, и мы отправились получать багаж. А его нигде нет! Хорошо, что мы хоть чуть-чуть знали иврит. Выяснилось, что венгры наш багаж не привезли, и он придет следующим рейсом. Мы, как смогли составили заявку и вышли в израильский зной.

Все было яркое, шумное, какое-то бардачное. Толпа новоприбывших стояла у остановки такси. Огромный крикливый вульгарный мужичина занимался распределением. Нам дали бумажку, где было указан пункт назначения. Типа командировочного листа. Выяснилось, что желающих ехать в Беэр-Шеву кроме нас нет, и первый же таксист из Беэр-Шевы нас посадил, удивившись отсутствию багажа, в свою огромную машину. Наконец повезло в чем-то!

Мы приготовились еще к одному длительному путешествию. За время ожидания я неплохо изучил карту Израиля, знал где что находится. До Беэр-Шевы был путь примерно с треть всей страны с севера до юга. Целое путешествие!

Мы выехали. Машина у таксиста была сногсшибательная, в марках я тогда ничего не понимал, но видел какая она большая, мощная, легко управляемая. Водитель почти не держался за руль, а только слегка направлял, иногда совсем отпускал, но машинка катилась ровненько.

Я с удивлением смотрел по сторонам. Ничего похожего я увидеть не ожидал. Это явно не был империалистический агрессор, как его изображали в газете «Правда», но и не передовая западная страна, как представлялось исходя из календарей и альбомов.
Мы ехали по какой-то третьесортной дороге с множеством светофоров и перекрестков. Обочины дороги напоминали помойку. Там лежал многолетний, присыпанный песком слой целлофановых кульков, пластиковых бутылок и бутылочек, стаканчиков и прочего мусора.

По дороге постоянно встречались автобусные остановки, полные очень разных, но совсем не западного вида людей. На вид это были какие-то раздолбаи в шортах, сандалиях и растянутых футболках, девицы, одетые будто специально чтобы отпугнуть ухажеров. Поражало огромное количество солдат с настоящими автоматами. Правда, форма у солдат была какая-то ненастоящая. Будто они играли в «Зарницу».

Я не мог понять, то ли мы едем по городу, то ли выехали в пригород, и ждал когда же начнется привычная сельская местность. Домики сменялись пустырями или жалкими рощицами, автобусные остановки снова и снова говорили, что мы или еще в городской черте или совсем рядом.
Внезапно водитель указал на группу более высоких блочных домов впереди, напоминающих типичный советский квартал хрущоб:

«Кирьят-Гат»

Я открыл рот. Что? Я был уверен, что мы еще где-то около Тель-Авива, на самом деле проехали уже половину расстояния. Неужто эта страна такая крошечная?
И вот эту малюсенькую, отсталую, явно бедную страну все пинают кому не лень, изображают ястребом и агрессором?

Надо сказать, уже в этой поездке я начал менять свои взгляды. Иногда достаточно только увидеть. И я понимаю Уотерса и прочих, отчего они всеми силами стараются не пустить известных людей в Израиль. Ведь те сразу поймут, что тут живут обычные доброжелательные простые люди, занятые работой и обычной жизнью, что никто никого не угнетает и не притесняет.

Которые приходят после рабочего дня отдохнуть на концерт, как делают люди всего мира. Приходят все, без различия цвета кожи, национальности и религии.

И все! Пропали годы труда! Тонны лапши - в помойку.

Израиль сейчас совсем другой . Вместо загаженных обочин - скоростные магистрали, города изменились до неузнаваемости. Он уже и вправду немного похож на ту мечту, которой мы когда-то грезили. Но тогда...

Мы ехали еще где-то полчаса. Холмы вокруг все желтели, деревья становились все ниже и пришибленнее. Наверное, это уже начинается знаменитый Негев, пустыня, занимающая половину территории Израиля.

Водитель снова указал вперед. Я увидел убогий городок с желтыми четырехэтажными домиками, похожий на рабочие городки в Казахстане. Это и была Беэр-Шева, место, где нам предстояло жить. Те, кто знают нынешний город, вряд ли представят себе то, что увидели мы. Так же как и нам трудно представить себе ту Беэр-Шеву, которая была за двадцать лет до нас.

Зелени в городе было мало, архитектура убогая, повсюду желтые пустыри. По дорогам, не соблюдая никаких правил дорожного движения, ходили люди в трусах и майках.

Водитель, расспросив одного такого странно одетого (или, скорее, раздетого) человека, выяснил дорогу и поехал по уже вполне зеленой, похожей на советскую, улице. Остановился у одного из домов, видимо, это и был дом Ильи. Я уже хотел поблагодарить, но он велел подождать. Видимо, требовалось сдать пассажиров с рук на руки.

Он позвонил снизу по домофону, и к нам вышел высокий улыбающийся человек, голос которого я сразу узнал - Илья Войтовецкий.
«Да вы же совсем еще дети!» - удивился он и сразу позвал нас к себе: мыться, обедать и отдыхать с тяжелой дороги.

Это был наш первый день в Израиле.

На этом он не закончился. В этот день было еще много интересного, и на следующий день, и потом. А поскольку на память я не жалуюсь, то могу описывать их в мельчайших подробностях, так, что выйдет целый роман. Не знаю, интересно ли это кому-либо.

Tags: Израиль
Subscribe

Posts from This Journal “Израиль” Tag

  • После войнушки

    У нас прошла войнушка. Попробую сделать выводы. Всемирный истеричный визг любителей «палестинцев» (включая исламистов, захвативших полмира,…

  • Журналисты наши, эти, В сказки верят, словно дети

    Журналисты наши, эти, В сказки верят, словно дети. Даже верят в то, что сами Нам вчера с тобой сказали (Андрей Яцук) Есть в Канаде этакий…

  • Если б я был Биби

    Великая по своему идиотизму передовая идея «только не Биби» настолько глубоко впихана в сознание потребителя, что даже некоторые вполне вменяемые…

  • Первый настоящий орган к югу от Тель-Авива

    Жителей больших городов органом не удивишь. В любом концертном зале на сцене непременно красуются расположенные лесенкой или горкой трубки и…

  • Иерусалим - Дубай, бхай-бхай

    Между прочим, у меня с Объединенными Эмиратами давние и продуктивные творческие связи. Когда в 2005 мы приехали в Монреаль, то поселились на…

  • Геополитическое

    У меня есть прекрасное решение для бесхозных территорий. Поскольку аннексировать их нельзя, то местные жители объявляют там свои мини…

  • Сегодня тридцать лет назад (2)

    Первым знаком того, что мы уже не в советском пространстве, было то, что один из пассажиров, прямо напротив, вальяжный дядька в цивильном…

  • Сегодня тридцать лет назад

    Ровно тридцать лет назад самолет компании «Малев» приземлился в аэропорту Бен-Гуриона. В самолете среди прочих пассажиров были совсем юные я, моя…

  • Веселый политический балаганчик

    Некоторые мои друзья и родственники впали в депрессию от того куда мы катимся и что будет. Да, у меня есть хорошие и даже близкие друзья,…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

Posts from This Journal “Израиль” Tag

  • После войнушки

    У нас прошла войнушка. Попробую сделать выводы. Всемирный истеричный визг любителей «палестинцев» (включая исламистов, захвативших полмира,…

  • Журналисты наши, эти, В сказки верят, словно дети

    Журналисты наши, эти, В сказки верят, словно дети. Даже верят в то, что сами Нам вчера с тобой сказали (Андрей Яцук) Есть в Канаде этакий…

  • Если б я был Биби

    Великая по своему идиотизму передовая идея «только не Биби» настолько глубоко впихана в сознание потребителя, что даже некоторые вполне вменяемые…

  • Первый настоящий орган к югу от Тель-Авива

    Жителей больших городов органом не удивишь. В любом концертном зале на сцене непременно красуются расположенные лесенкой или горкой трубки и…

  • Иерусалим - Дубай, бхай-бхай

    Между прочим, у меня с Объединенными Эмиратами давние и продуктивные творческие связи. Когда в 2005 мы приехали в Монреаль, то поселились на…

  • Геополитическое

    У меня есть прекрасное решение для бесхозных территорий. Поскольку аннексировать их нельзя, то местные жители объявляют там свои мини…

  • Сегодня тридцать лет назад (2)

    Первым знаком того, что мы уже не в советском пространстве, было то, что один из пассажиров, прямо напротив, вальяжный дядька в цивильном…

  • Сегодня тридцать лет назад

    Ровно тридцать лет назад самолет компании «Малев» приземлился в аэропорту Бен-Гуриона. В самолете среди прочих пассажиров были совсем юные я, моя…

  • Веселый политический балаганчик

    Некоторые мои друзья и родственники впали в депрессию от того куда мы катимся и что будет. Да, у меня есть хорошие и даже близкие друзья,…