Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

fugue_classic

Первый настоящий орган к югу от Тель-Авива




Жителей больших городов органом не удивишь. В любом концертном зале на сцене непременно красуются расположенные лесенкой или горкой трубки и трубочки этого прекрасного величественного инструмента.

В моем родном Челябинске под органный зал использовали заброшенную церковь с потрясающей (как у всех церквей) акустикой. Орган туда спроектировала и построила (специально с учетом акустики зала) солидная фирма из Германии.

Позвали молодого специалиста - выпускника Одесской консерватории Владимира Хомякова. Пока строили орган, он преподавал мне общее фортепиано. Хотя, честно, мы больше трепались.
Сейчас он известный органист.

Разумеется, кроме органных там проводились и другие камерные концерты: хоровые (хор звучал особенно хорошо), гитарные, клавесинные.

Но потом у народа проснулось русское самосознание в виде любви к церкви, Сталину и красному знамени. Поганые органы потребовали убрать из храма православного, и орган переехал в бывший кинотеатр. Чего я, к счастью, уже не застал.

А в Монреале я привык к такому количеству действующих органов, что, казалось, это самый обычный инструмент вроде пианино. Бывший глубоко католический город, церквей там видимо-невидимо, и в каждой орган. И там, где мессы уже не проводятся - там проводят концерты. Впрочем, и там где мессы - тоже.

В оратории Сен-Жозеф - гигантском дворце культуры для католических народов - несколько этажей, лифты и эскалаторы.
Соответственно, и органов там несколько, и обалденных. Каждое воскресенье, после мессы - концерт органной музыки.
А раз в году - фестиваль органной музыки. Со всего света съезжаются.

В Израиле с этим пожиже.
Ну конечно, несколько органов есть в церквях Иерусалима. И там тоже проводят (проводили до пандемии) фестиваль органной музыки.

Что-то есть в Тель-Авиве.
А вот в Беэр-Шеве до сих пор ничего не было.

Казалось бы, Беэр-Шева - довольно крупный современный и культурный город. Отличная консерватория (особенно потому что я там работаю. Шутка). В консерватории отличный зал. Но маловат.
Поэтому решили построить по соседству «мишкан», большой современный концертный зал.
И построили.
Некое чудо архитектуры в стиле «ах, не падайте, это специально стены кривые, для красоты», но что самое дикое - с полным отсутствием акустики. Как до такого можно было додуматься - непостижимо.
Ну и никакого органа, само собой.

И тут меня зовут на церемонию открытия самого настоящего органа в небольшом зале на территории парка науки «Карассо».
Орган оказался совсем крошечный, крошечный и зал. К тому же без эффекта купола, так важного для звучания органа. Оттого орган по звуку больше напоминал фисгармонию.

Тем не менее, это самый настоящий акустический орган с трубами, тремя клавиатурами (и еще ножной).
Единственный орган к югу от Тель-Авива.

Как оказалось, в Израиле есть мастер, строящий органы, зовут его Гидон Шамир, и этот орган - его работы. На презентацию пригласили играть органиста Юваля Рабина. И он даже не профессиональный, а, скорее, бывший органист, долго живший в Австрии, работая там учителем. Теперь он вернулся в Израиль, и вспомнил былые навыки. Несмотря на большой перерыв, он сыграл несколько вещей, в том числе знаменитую Прелюдию и фугу Ре-минор Баха.

История этого органа оказалась очень любопытной. Это был домашний орган композитора, дирижера и архитектора Ами Мааяни. А еще Ами был директором академии музыки в Тель-Авиве как раз когда я там учился. Ну я рассказывал.

Фигура Ами неоднозначная. С одной стороны, он немало сделал для развития академии, спроектировал и построил роскошный (с великолепной акустикой) зал Клермонт, позже и орган туда поставил (я уже не застал). С другой - многим попортил кровь, и мне в том числе. А с гитарным отделением просто разделался самым гнусным образом. А жаль, разные школы всегда лучше чем одна.

Так вот, оказалось, Мааяни скончался, а его семья пожертвовала орган Беэр-Шеве. И на открытии этого посвященного Ами органа я и присутствовал.



Почему не в зал консерватории - не знаю. Там бы ему самое место.

А мне вспомнилась одна история.
В Монреале я часто посещал реситали (точнее, концерты - экзамены, невидимая комиссия сидела на балконе) в одном небольшом зале Монреальского Университета.
В Монреале любят точность, запускают ровно за пять минут до начала, а минута в минуту - закрывают, что не попадешь.

Поэтому приходил я пораньше, болтался по зданию музыкального факультета. Все комнаты были открыты. И вот как-то зашел в одну комнату, включил свет и увидел... орган. Мало того, нажал кнопочку, и ... орган заработал (включился насос?), я потыкал в разные клавиши, поигрался с регистрами. Умел бы - сел бы поиграть.

Короче, обычный класс для занятий. И обычный инструмент, для занятий предназначенный.


Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
fugue_classic

Чик


Когда в 90-м мы приехали в Израиль с двухлетней дочкой, тещей, котом и парой чемоданов (которые еще и нашлись не сразу), мы оказались в совершенно чужом мире с мизерным количеством зацепок из прошлого, так, пара вещичек тут и там, пара любимых книжек и гитара, разумеется.
Все, что составляло прошлый жизненный опыт, осталось далеко, а тут все было непонятным и чужим. Ну, я еще напишу.

Среди немногих вещей, привезенных в новый дом в Беэр-Шеве, был советский кассетный магнитофон, а к нему несколько кассет. На кассеты записали самое любимое с бобин, которые вместе с любимым стереомагнитофоном остались в Челябинске.
И среди них была эта, которую я слушал почти каждый день.
Чик Кореа и его квартет «Return to Forever».
Как молоды мы были!

За несколько лет до того я открыл для себя Чика и уже никогда с ним не расставался.
Трудно поверить, что его больше нет.

fugue_classic

Контакты среднего рода

А все-таки Спилберг великий провидец.

Сначала, конечно, эпидемия, противогазы, карантин.

Ну а потом, как положено, прилетит летающая люстра, всех охмурит песенкой из пяти нот.

Конец предсказуем: бедного Дрейфуса увезут на опыты.

И все счастливы (включая Дрейфуса)



fugue_classic

Член семьи

Что такое гитара для гитариста поймет разве что скрипач, хотя скрипачи-то как раз пузочесов презирают и с собой не сравнивают никогда.

Первую свою мастеровую гитару я приобрел то ли в 82-м, то ли в 83-м. Работал сторожем по ночам (днем учился в институте на инженера), накопил заветные 600 рублей и поехал к Ване Кузнецову в Магнитогорск.

Иван тогда был еще в категории начинающих мастеров и не зазнавался.

Гитары известных мастеров стоили тысячи и тысячи, не говоря уж о «настоящих» испанских инструментах. Имена мастеров Рамирас, Флета, Хаузер произносились шепотом как догматы гитарной веры.

А за компанию все испанские и прочие «оттуда» гитары автоматом становились чем-то заранее хорошим, с нашим, «совковым» несравнимыми.

Доходило до абсурда, когда ширпотребные испанские или японские инструменты покупались доверчивыми гитаристами дороже, чем ручная работа отечественных мастеров.

Кленовую гитару работы Ивана Кузнецова я впервые увидел у моего соседа, хорошо ныне известного в Ютьюбе Славы Шувалова.

Слава занимался как зверь, с его рук просто летела стружка.
И гитара звучала - будь здоров!
А еще она была офигенно красива: вся беленькая - ёлочка и клен.

Я тоже захотел такую же.
И она была уже готова и ждала в Магнитогорске.

Слава написал письмо Ивану, дескать, его друг тоже хочет купить кленовую гитарку. Кажется, телефона у мастера не было.

Я сел на поезд и поехал в Магнитогорск.
Добрался каким-то чудесным образом (гугл-мапс тогда еще, сами понимаете, не было), и мне повезло Ивана застать дома.

Оказалось, письма он не получил.
А гитару дал разыграть местным гитаристам, и нужно к ним сгонять.

А на улице стояла какая-то совершенно дикая зима, какой ни до того ни после не было. Минус сорок пять, вот не совру!

В трамваях двери не открывались, замерзали, руки в рукавицах коченели. Мы добрались до совершенно пустого роскошного дворца культуры, напоминающего древнегреческий храм Зевса. Там сидели в полном одиночестве два местных гитариста и ждали учеников, которые в такой дубак предпочли сидеть дома.

А тут приходит мастер и приводит гитариста из почти что столицы. Гитаристу не было и двадцати, и серьезно заниматься он начал совсем недавно, но тут вдруг стал звездой. Он отыграл весь свой репертуар, а один из местных гитаристов сбегал в соседний гастроном и вернулся с бутылкой водки и доступной для рядового советского человека закуской.

В общем, день прошел приятно, а ночью я уже возвращался в Челябинск с новой гитарой.
Очень эту гитару я любил. Была она какая-то своя, отзывалась на любое прикосновение, сама в руках пристраивалась, будто кошка на коленях.

А через несколько лет позвал меня мой бывший учитель Сан Саныч, показать новую гитару работы Вани. Почему он?
Сам он тоже принимал некоторое участие в процессе: нарисовал форму головки. С тех пор на всех инструментах Кузнецова красовались головки пера гитариста и художника Онищука.

И начал он меня уговаривать: дескать, негоже профессионалу (а инженерию я к тому времени оставил и учился в институте культуры на музыкальном) на кленовой гитаре играть, надо на палисандр переходить. Палисандровый инструмент стоил в два раза дороже, кроме того не нравился мне он.
Вроде и похож на мою, а как-то не так, звук тяжелее идет, не родное.

А учитель уговаривал, дескать, все палисандровые такие, привыкнешь - полюбишь, спасибо скажешь.
В общем, поддался. А зря. Надо верить интуиции. Она точно знает - что твое, что нет.
Хотел бы я сейчас попробовать ту кленовочку, да только где она сейчас?

А эту гитару я повез в Израиль. Правила тогда были совковые, драконовские.
Измывался гнусный эсэсэсэр, «который мы потеряли», как мог.

Содрали налог на вывоз моей же собственной гитары еще на сумму ее стоимости.

Я успел с этой гитарой поучиться немного, но ее от непривычного климата прямо таки вело, гриф искривляло, склейки расползались.
В общем, гитару я поменял, а эта осталась запасной.

Утащил ее в Канаду, в качестве рабочей.
Как-то раз упала, сломался гриф.
Я его сам склеил.





А потом она вернулась вместе со мной в Израиль.

И как-то пришла мне мысль сделать ей капитальный ремонт. Чем черт не шутит?
Нужно только мастера найти.
И мастер нашелся. В Иерусалиме.
Зовут его Евгений Карасик.

Гитару я привез ему не в лучшем виде. Там и лак был ободран и гриф кривой и порожек убитый. И колки конченные.





Мастер взялся за дело. Взял мою страшненькую ободранную гитарку-приживалку и начал колдовать.



Пришлось полностью убрать старый лак, снять слой эбонитового дерева с грифа, чтобы выровнять.
Порожки тоже пришлось заново ставить и выравнивать.




И щели заклеивать:







И вот мастер позвал принимать работу. Гитара обсыхала новым лаком.



И что удивительно: зазвучала. После всех перипетий. Но зазвучала именно так, как я ее помнил в самом начале.

По сути, она вернулась к своему первоначальному состоянию.



Все можно исправить, починить, обновить.

Но внутренняя суть ни гитары ни человека никогда не изменятся.






fugue_classic

Иерусалим - Дубай, бхай-бхай

Между прочим, у меня с Объединенными Эмиратами давние и продуктивные творческие связи.

Когда в 2005 мы приехали в Монреаль, то поселились на круглом пятачке в центре «города» Мон-Рояля, района вилл, богатства и огромных муниципальных налогов. Ну хотя бы эти налоги шли на нужды самого Мон-Рояля (по этой причине он и оставался отдельным «городом»), а не на нищие районы Монреаля.

Когда у власти были квебекские национал-социалисты, они порешили отменить все маленькие муниципалитеты, составляющие большой Монреаль, и, соответственно все налоги взять и поделить. Но долго это не продержалось.

Поэтому Мон-Рояль как соседствовал, так и соседствует с убогими районами Кот-де-Неж, Аккади и южными задворками Сен-Лорана.

Люди в Мон-Рояле живут очень не бедные. Достаточно сказать, что где-то там находится дом Селин Дион. И хоть она в нем давно не живет, я любил хвастаться знаменитой соседкой.

Разумеется, и съемные квартиры в Мон-Рояле не дешевы, и их совсем немного: только на круглом пятачке да вдоль улицы Граам.
Но мне там так нравилось, что все десять лет прожил в этом районе, хотя, наверно, за те же деньги вместо скромной двухкомнатной мог бы снять четырехкомнатную в другом месте.

Что и говорить, публика, снимающая квартиры в Мон-Рояле, весьма необычная.
Про каждого можно написать отдельный рассказ.

Но сегодня расскажу про Юсика.

Как-то меня останавливает на улице какая-то русская тетка: это ты учишь гитаре детей Лены вот из этого дома?

Да, я.

– Ну вот, а я живу как напротив, вон там. И сыну моему тоже пять. И он тоже очень умный.

На следующий день Ирина привела очаровательного белокурого малыша:

– Его зовут Юсик, - и на мой вопросительный взгляд, - Юсуф, его папа араб. Да он не говорит по-русски. Только по-английски.

Юсик учился у меня еще года четыре. За это время я видел папу несколько раз. Он приезжал навестить жену и наследника.

Надо сказать, если бы мне не сказали, что это араб, я ни за что бы не догадался.
Это был исключительно интеллигентный человек с прекрасными манерами британца. Свободно говорил как на английском, так и на французском.

С хорошим музыкальным слухом: пел мне разные известные песенки.

Он занимался бизнесом украшений, и, видимо, дела шли неплохо.

Приезжал раз в три месяца на пару недель, тогда они все уезжали путешествовать и отдыхать. Потом Ирина снова оставалась одна с ребенком.

Ребенок ходил в хорошую школу, они жили в роскошной квартире.

Я, честно, не понимал, что все это значит, пока Ирина сама не рассказала.
Муж, человек деловой, рассчитал, что неплохо бы его сыну иметь канадское гражданство. А поскольку для подачи требовалось прожить в Канаде постоянным жителем три года минимум, то он и отправил жену с ребенком на постоянное жительство, оплатив все расходы.

А до того ( как мне потом рассказали) просто напросто купив Ирину в какой-то прибалтийской республике, решив улучшить свою породу славянскими генами.
Правда, Ирина была тогда замужем, но ради такого дела и мужа с детьми бросила.
Но это все сплетни, так что за достоверность не ручаюсь.

Я часто приходил учить Юсика к ним домой, тогда мы посиживали за чайком, и Ирина мне рассказывала про Эмираты. Надо сказать, о Канаде у нее было очень невысокое мнение, и она только ждала момента, когда вернется к себе в Дубай.

Оказывается, Арабские Эмираты - очень капиталистическое общество. То есть там нет никакого социализма ни в каком виде. Все школы - частные. За все надо платить. Отношения чисто деловые. Но при этом за свои деньги ты получаешь полный сервиз.

Школа частная, но это настоящая школа.
Ты платишь, но получаешь то, что положено.

Мои представления об арабском мире очень изменились.

Наконец, Ирина с Юсиком получили гражданство и тут же засобирались назад. Я пожелал им найти учителя гитары в Дубае, чтоб Юсик не бросал начатое.
– Конечно, найдем, - сказала Ирина, - в Дубае есть все. А то - приезжай. Без работы не останешься.

Напоследок они мне отдали кучу вещей и маленькую гитарку-восьмушку Юсика, на которой он начинал учебу.
Гитара- восьмушка большой дефицит, я ее оставил внукам как игрушку.

Мы тепло попрощались (вот блин, совсем не помню как звали папу Юсика, а очень славный дядька), обменялись телефонами, но так, кажется и не связались потом.

Один раз за все время нашего общения мы коснулись арабо-израильского конфликта.
Как-то, перед началом летних каникул, Ирина подарила мне ручку с надписью United Arab Emirates.

– О! - обрадовался я, – сейчас приеду в Израиль и буду всем хвастаться.
Ирина на меня посмотрела с большим удивлением:

– А тебя пропустят с этим в Израиль? Не арестуют? Может, лучше оставить здесь?

Я понял, что капитализм - капитализмом, а тараканы - тараканами.
Но теперь, кажется, что-то меняется.


fugue_classic

Пастернак и сельдерей, что ни овощ...

О том, что Луис Армстронг всю жизнь носил маген-давид, - знают все.

Только ленивый не знаком с сентиментальной историей беспризорного негритянского мальчика, можно сказать усыновленного семьей бедных еврейских иммигрантов из России.
Они не только накормили и обогрели малыша, но и поддержали его любовь к музыке, они же купили ему первую в жизни трубу.



Но есть и другая история, куда менее известная.

Это амулет, который всю жизнь носил Элвис Пресли. Да-да.



К тому же в последние годы жизни Пресли надевал браслет с надписью חי chai (живой).

А еще он жертвовал немалые суммы местной еврейской общине Мемфиса.

Это вызвало слухи, что Элвис - тайный еврей.
На самом деле семья Пресли принадлежала баптисткой церкви, и сам он был довольно ревностным христианином.

Однако в его жизни было несколько интересных событий.

В отличие от Армстронга Пресли вовсе не был брошенным ребенком, его любящая и внимательная мать принимала горячее участие в успехах ребенка. Кстати, именно для нее Пресли записал свою первую песню, после которой и началась его слава.

Но жизнь семьи Пресли не была такой уж безоблачной. Его папа имел привычку выписывать непокрытые чеки, и временами оказывался в тюрьме.
Тогда семейство оказывалось на мели.
Элвис рано начал подрабатывать, и тем не менее случалось, и нередко, что в доме нечего было есть.

Этажом выше жила семья Фруктеров (Fruchter), которая поддерживала нуждающихся соседей и физически и морально. Такая помощь не забывается.
Харольд Фруктер уже скончался, когда успех пришел к Элвису, и тот направил свою благодарность на еврейскую общину Мемфиса.

Эта одна история.

Есть и другая.

Пресли таки имел еврейские корни. У него действительно была прабабушка-еврейка по материнской линии. И хотя для многих такие факты значения не имеют, в их семье этим гордились.

Элвис в значительной степени унаследовал талант от своей мамы Глэдис, которая в молодости блестяще танцевала и была звездой всех вечеринок.

Но это не единственное, что она передала сыну.

Биограф Элэйн Данди в своей книге «Элвис и Глэдис» писала, что мама с ранних лет посвятила сына в историю его семьи, и даже сделала ему в три года традиционную еврейскую стрижку.
Между тем, родители убеждали Элвиса не афишировать свое происхождение, потому сто «люди не любят евреев», что Пресли с удовольствием игнорировал.

Когда Глэдис скончалась, он установил на ее могиле памятник со звездой Давида.

Для него это не было пустым звуком.




fugue_classic

Сегодня тридцать лет назад

Ровно тридцать лет назад самолет компании «Малев» приземлился в аэропорту Бен-Гуриона.

В самолете среди прочих пассажиров были совсем юные я, моя жена, ее еще довольно молодая мама, наша двухлетняя дочка и кот в корзинке.

То есть по обычным стандартам я был бы сейчас обычным «ватиком» с тридцатилетним стажем в стране.
Но, поскольку 10 лет жизни прошли в Канаде, реальный мой стаж - всего лишь двадцатилетний.

Уезжали мы из Советского Союза в переломном 1990, поэтому нас лишили гражданства, выдали зелененькие проездные бумажки. То есть в течение нескольких дней мы по-настоящему побывали в образе «человека без паспорта».

Тогда еще можно было послать морем багаж.
Мы раздобыли где-то написанный от руки бегунок с телефонами, адресами и описанием действий и списком необходимых контор.

Я отыскал в списке мастерскую, изготовляющую деревянные ящики для багажа, кооператив, отправляющих ящики на таможню.
Ребята быстро организовали доходное дело, но все было проделано наилучшим образом.

На таможне происходило самое настоящее издевательство. Рылись в барахле, искали не понять чего. Список запретов доходил до идиотизма. Например, нельзя было вывозить целые энциклопедии. Зато можно было с оторванными обложками. Так у меня и сохранились с тех пор голые ободранные тома энциклопедий.

Издевались не только над евреями. Тут же были немцы, явно деревенские, скромная аккуратная немолодая пара. Они везли в Германию свои скромные пожитки, которые перетряхивали ухмылявшиеся таможенники.

Теща везла коллекцию глиняных горшочков, копеечных изделий со всего мира, которые она собирала всю жизнь. Каждый горшочек она любовно упаковала в бумагу.

Таможенник, белобрысый фашист, упивающийся властью, заставил развернуть каждый горшочек.

В конце концов он нашел контрабанду!
Это были какие-то старые семейные часы, то ли бабушкины, то ли прабабушкины.

Евреи контрабандой везут золото!

Он тут же заставил подписать протокол, часы конфисковал и отправил на проверку.
Правда, потом выяснилось, что часы не золотые, а всего лишь позолоченные, и их вернули. Но багаж уже уехал.

Среди прочих идиотских запретов был запрет на вывоз старых отечественных фортепиано. У тещи было черное добротное ленинградское пианино «Дружба», нам пришлось его оставить. Вместо него мы купили новенький отвратительный магнитогорский инструмент «Ритм».

В дороге кое-кто пытался нам еще напакостить. Ящик пришел с дырой, причем ломом специально влепили по тому месту, где стояло пианино.
В результате оно было испорчено.

У тещи была кооперативная двухкомнатная квартира. В советские времена это воспринималось чуть ли не как частная собственность. В действительности же это была собственность мафии. Ее нельзя было, например, оставить за собой, уезжая. Туда нельзя было прописать родственников. Ее полагалось только сдать кооперативу. Взамен возвращали тот давний уплаченный взнос, а значит, с учетом инфляции, раз в десять меньше реально уплаченной суммы. За вычетом «суммы износа», то есть еще трети суммы.

Зато с билетами нам реально повезло. Знаю, что люди добирались какими-то чартерами, организованными Сохнутом.

Мы же были очень наивными детьми. Жена просто зашла в контору «Аэрофлота» и попросила билеты в Израиль.

Уж не знаю, что подумали там, может, решили, что она какая-то важная персона, или тайный агент, коли так просто и нагло просит. Но ей тут же предложили билеты через полгодика так, 24 мая венгерской компании «Малев».
Нам до сих пор не верят, но это чистая правда.

Мы тогда оба были студентами, пришлось бросать учебу, но оставаться в Совдепии еще на годы, где в любую минуту могло произойти что угодно, мы не хотели. Ворота открылись - и этим надо было воспользоваться.

Об Израиле мы имели очень смутное впечатление. Советская пропаганда сыграла свою роль - раз пишут такие гадости, значит там ровно наоборот. Это сейчас, в век свободного обмена информации, википедии, ютюба и прочего можно получить исчерпывающую информацию о чем угодно.

Я помню как рылся в Советской Энциклопедии, пытаясь посреди всего пропагандистского вранья выкопать хоть крупицу правды, разглядеть хоть какую-то фотографию. Какое же впечатление производили попавшие в руки альбомы и календари! Вот он, настоящий Израиль!

На самом деле, ни то ни другое не было настоящим Израилем.

И вот мы в аэропорту. Как уже почти западные законопослушные граждане мы проделали все, что требовалось - я специально ездил в Москву, отвозил на экспертизу мою гитару работы Ивана Кузнецова. В институте Глинки проделали экспертизу, написали «гитара неизвестного мастера», но повелели уплатить 800 р пошлины. Мы запаслись всеми справками, сделали прививки и дорожные документы коту.

Все оформлено, уплачено. Мы отдали ненужные рубли провожающим, а сами отправились в неизведанное, прямо как мистер Мак-Кинли в будущее.

Тут нас останавливают и требуют заплатить за кота.

Надо сказать, я заранее ходил в аэропорту по кабинетам, показывал справки, получал разрешения. То есть, если бы сказали еще за что-то платить - заплатил бы не раздумывая. А тут платить было просто нечем.
Правда, потом уже до меня дошло, что они хотели доллары. Нам же выдали аж по 60 долларов на человека. Но мы их вообще как деньги не воспринимали. Какие-то смешные бумажки с картинками.
В общем, ситуация была аховая.
Провожатые ушли. С котом не пускают, без кота не можем...

И тут меня выручил мой юношеский авантюризм или, если хотите, артистизм.
В аэропорту крутилась съемочная группа. Явно иностранцы.
Ужасно наглые ребята, очень выделяющиеся из стада пришибленных совков.
Я поначалу думал, что это американцы или, может, австралийцы.

Но тут... я услышал иврит.
А, надо сказать, в течении полутора лет мы учили иврит, учили не по необходимости, а чисто из интереса. Начинали, когда об Израиле еще даже не помышляли.

И я, набравшись наглости, обратился к ним: «Вы говорите на иврите?»
Как они на нас набросились!
Надо сказать, это были вообще первые израильтяне, с которыми мы разговаривали. Иврит нам казался некоей абстракцией, вроде эсперанто. Представить себе, что люди вот так реально и просто на нем общаются, мы не могли.

Оказалось в аэропорту Шереметьево была действительно израильская съемочная группа, они снимали фильм о зарождающейся алие из СССР.
И тут мы. Прямо подарок.
Потом люди рассказывали, что видели нас по телевизору. Не знаю, не знаю...

Так вот, когда я стоял у прохода с растерянным видом, киношники все еще там вертелись. Завидя, что у нас проблемы, один из них подошел и вдруг спросил по-русски (оказывается, не все там были коренными израильтянами):
«Что случилось?»
Да вот, говорю, за кота денег требуют, а я все отдал. Тогда он подходит к вертухаю (того прямо скрутило, но киношников они явно боялись) и спрашивает: «Сколько?». Тот говорит. Тогда израильтянин достает из кармана пачку денег и платит.
Хлопает меня по плечу: «все в порядке, встретимся дома»
И тут же уходит.

Вскоре мы уже были в самолете. И только когда он взлетел, пришло ощущение свободы.


(Окончание следует)
fugue_classic

Тюремная рапсодия (в исполнении лагерной самодеятельности)




(Хор зэков)

Тут по понятиям или косяк?
Ты вмазался, бич, и тебе не слинять.


(Бич)

Я простой пацан, мне помиловки не надо
Одна нога здесь, другая там, глаза не мозолю
Нос по ветру не держу


(Бич пишет письмо)

Мамочка родненькая, я замочил фраерочка
Нацелил пушку прямо в котелок, нажал курок, он и сгинул
Эх, мама дорогая, халява только начиналась
А теперь я не в законе
Не плачь, мамаша, я не хотел.
Меня засосала опасная трясина,
Не жди меня, мама, хорошего сына
Хиляй себе дальше, твой сын не такой, как был вчера.

Ну все, меня гребут
Эх, ломка началась, трясется все болит
Прощай, тусняк, пора валить
на стрелку с правдой
Ой, мамочка родненькая
Зачем ты меня родила?


(звуки тюремного пианино)

(Соло из-за ширмы)

Что за тень на плетень?

(Хор шпаны)

Пахан, Пахан. Идет тебя опустить!
Страшно, жуть!

Петух! (Эхо: Петух...) Петух (петух...) Вор-егор

(Бич)

Я простой пацан, никто меня не любит

(Хор зэков)

Он простой пацан, его никто не любит!
Не губите душняком! Отпустите пацана!

(Хор ментов)

Черта лысого! Не отпустим!

(Хор зэков) Отпустите!

(Хор ментов) Черта лысого! Не отпустим!

Отпустите- не отпустим!

Отпустите - не отпустим!
Ни в жизнь не отпустим


Мамой клянусь, отпустите!

Помогите черти, духи!

(Черти, духи и боги)

Ты, мудак, на нас чихал, и плевал, не молился, не боялся
Так закидайте его камнями!

(Бич)

Ни хрена мне не поможет, все попусту
Попал я. Попал. Невезуха, со всех сторон...


(Торжественно исполняется «Мурка». Все встают)



fugue_classic

Моя первая работа в Канаде



Нет, я не вернулся в Канаду, я нахожусь в Монреале в отпуске.

Тут и прошвырнулся по местам боевой славы, а также посетил разные красивые места, про которые рассказывать не буду по двум причинам:

Мой журнал читают полтора человека, и, сомневаюсь, что их мои путешествия интересуют.
Для этого существуют другие блоггеры-путешественники со своими поклонниками-почитателями, которые, затаив дыхание, ждут очередного описания гостиничного номера и экзотического обеда на самом краю очередной Западной Голопупии.

Я же сам подобного никогда не читаю, и, уж тем более, писать не стану.

А расскажу я вам про мою первую работу в Канаде, когда я, еще полный надежд, начинал там свою жизнь и карьеру.

По идее процесс интеграции в Израиле и Канаде должен быть очень схож, но это и так и не так.

И там и там надо учить язык и искать работу. И там и там нужно снимать жилье пока не переберешься во что-то постоянное. Отличия проявляются изнутри, в мелочах.

Например, посылать резюме для работы учителем музыки в Израиле придет в голову только человеку не совсем нормальному. Работодатель в лучшем случае пожмет плечами, в худшем - даже читать не станет. Это рпботает только через личные контакты. Например, когда я был на последнем курсе Академии, я просто пришел и попросил аудиенции у директора беэр-шевской консерватории, которую до того в глаза не видел. Поговорил, рассказал о себе, произвел впечатление. Разумеется, о месте тогда речь не шла, но через год я пришел снова, и уже начал с двух часов нагрузки, постепенно превратившихся в десять и больше.

В Канаде без резюме не о чем говорить. Ты просто несерьезный человек, если у тебя нет этой бумажки.
Мое первое резюме (или сиви - курикулюм вите), мне помогли написать на курсах францизации в Монреальском университете. Потом я уже пользовался им как заготовкой, только добавляя новые сведения.

Написали, видимо, хорошо, потому что, лишь увидев первое объявление о поиске учителя гитары (у черта на рогах, в ста километрах от Монреаля) я тут же отправил туда свое резюме, и тут же получил приглашение на интервью.

Поехал я туда окрыленный, владелица маленькой частной школы устроила мне настоящий экзамен по теории, сказала, что очень впечатлена, что в первый раз видит гитариста с такими хорошими познаниями, намекнула, что все замечательно.
Я ждал ответа, и, когда он не пришел, позвонил сам. Как выяснилось, она меня брать и не собиралась, ей просто было интересно посмотреть на человека, приехавшего из Израиля. (Возможно, она искала у меня на голове рожки или копыта на ногах)
Подобное повторилось еще пару раз, и энтузиазм мой значительно поубавился.

Время шло, деньги кончались, а работа не светила.
Куда только я не обращался за помощью.
Зашел даже в еврейский центр помощи Омец, там работала Галина, консультант по поискам работы. Про эти консультации мне говорили, что ничего они не делают, толко штаны просиживают.
Но я подумал, что от меня не убудет. И никогда ничего не знаешь, где выстрелит.

Так и вышло: в один день мне позвонила Галина и сказала, что нашла в какой-то газетке объявление о поиске учителя гитары в музыкальную школу под странным названием École Quebec Musique. Я туда позвонил, мне тут же велели прислать сиви, я послал - и забыл (резюме я тогда рассылал пачками). Вдруг - звонок. Директор той самой школы.
Сюрприз. Школе нужен был гитарист. Меня позвали на интервью. Попросили принести рекомендации, благо у меня были. А потом взяли на работу. Сначала на целый день, потом на два, потом на три.
Через год я нашел еще одну работу, потом еще.

Поначалу я думал, что жизнь удалась, и все будет как в Израиле.
Но, оказалось, что учитель музыки в Канаде - это совсем не то, что учитель музыки в Израиле.
Работа в Канаде оказалась похожей на конвейер: ученики валили один за другим, по полчаса в неделю. Поначалу я не мог понять, как можно чему-то за это время научить, потом понял. За эти полчаса следовало еще и выйти в холл, поздороваться с родителями, а потом возвратить чадо, похвалив и дав рекомендации.
Как оказалось, эта потовыжимательная система принята по Канаде повсеместно.

Учителя, правда, умудрялись ловко халтурить, как это принято в таких условиях. Но мне, иммигранту, это было непросто. К тому же, выяснилось, что, хоть хозяин был франкофон, основными клиентами школы были англоязычные, а, нажимая, на французский, я загнал английский в очень глубокую подкорку, и мне снова пришлось его оттуда вытаскивать.

Сюрпризом оказалась и оплата: весьма невысокая, и без каких-либо условий. Ни отпускных, ни больничных, ни пенсионных фондов, ни праздников. Оплата чисто за час - и все. Тут работает хитрый трюк: хоть мы и наемные работники, но вроде как «частные предприниматели», и получаем не зарплату, а «гонорар».

Как потом я узнал, таких работ - видимо-невидимо: и помощники в детских садах, и прочие и прочие.
И нельзя сказать, что это просто место такое.
Место, как выяснилось, было одно из лучших в городе. Там работали прекрасные музыканты, с которыми мы потом долго дружили: Оливье - пианист из Франции, концертирующий музыкант и доктор философии, красавица Юстина, пианистка из Польши, выпускница Парижской консерватории, заканчивала на тот момент докторат в Монреальском университете (до сих пор получаю от нее приглашения на концерты), и другие.

Почему вспомнилось это все? Я сейчас замечательно отдыхаю в Канаде. Монреаль чудесный город, тут так здорово провести время. Природа чудесная, летом просто сказочная.

Но стоит вспоминать иногда и о годах работы, чтобы освежить давнюю мудрость:

«Не путай иммиграцию с туризмом»
fugue_classic

Рок-концерт XVIII века. Гендель - "Цезарь в Египте"

Великий немецкий композитор Георг Фридрих Гендель, проживая в Англии, прославился итальянскими операми.

В его родной Германии оперы по-немецки никто не сочинял, а в Англии после Пёрселла все решили, что одной английской оперы и так достаточно.

Поэтому Гендель писал итальянскую оперу.

Представление, что драму, что комедию, лондонцы могли спокойно посмотреть в театре (благо, этого добра там хватало), а в оперу ходили послушать виртуозное пение. На итальянском пение звучало лучше.

Для оперы строили свои театры. Вот в этом King's Theatre и ставил Гендель свои оперы.



По тем временам зальчик там был не слабее какого-нибудь Madison Square Garden в нынешнем Нью-Йорке.



Сюжеты брали из глубокой древности, про римских императоров и прочих героев. Наверно, по привычке.

Опера длится почти четыре часа, но это такой офигительный экшн, что невозможно оторваться.



Гендель превратил театральное представление в серию виртуозных номеров, а за этим публика и приходила.

Больше всего это напоминало виртуозные рок или джаз концерты нашего времени.

И это не преувеличение. Сходства очень много. Во-первых, бассо-континуо, совершенно идентичный джазовой или роковой ритм-секции. Композитор выписывал бас и гармонию, а исполнители ритм-секции свободно заполняли ее своей импровизацией.

Во-вторых, сами арии солистов. Вот пример. Ария Клеопатры "Da tempeste il legno infranto". Можно проследить прямо по нотам. Это настоящая рок-группа типа Led Zeppelin. Соло скрипок (сейчас это была бы электрогитара) и бассо-континуо (с добавлением аккордов ритм-лютней). И солист-виртуоз. Причем, не просто виртуоз, а импровизатор. В повторении (в арии да капо три части A-B-A) певица изменяет мелодию до неузнаваемости. Это настоящая импровизация.



Разумеется, герои исполняли не только виртуозные номера. Вот в этом печальном блюзе после речитатива (вроде как вступительного слова перед арией, типа «а сейчас я спою про то, как...») Клеопатра просит небо сжалиться над ней, а то бедняжка совсем помрет.



В те дикие времена голосистых мальчиков было принято лишать достоинства оперировать, чтобы сохранить их высокий ангельский голосок. Для них-то и писались партии главных героев. Потом долгое время за них пели переодетые тетки.

А теперь поют контртеноры - обычные мужики с яйцами, но с высокими голосами.

Вот как в этой арии Цезаря.



Или в этой - его врага Птолемея



В современных постановках опер чего только не придумают. И на танках Цезарь в Египет въезжает, и Клеопатра голышом в ванне поет.
Кто сказал, что опера - это что-то древнее и устаревшее?